ОРУЖИЕ

Отчет стрелкового полигона: пистолет-пулемёт Кирали

16 мая
Во время испытаний ПП Кирали проявил себя плохо, к тому же был ошибочно отнесен к швейцарскому оружию, однако обладал ценными для СССР конструкторскими решениями

Рассказывая о схеме автоматики с полусвободным затвором, которую применял в своих автоматах Герман Коробов, конечно, необходимо сказать, что похожую схему применяли до него. Более того – именно с этим оружием на НИПСВО (Научно-Исследовательский Полигон Стрелкового Вооружения) ГАУ КА произошла довольно забавная история.

После обнаружения среди трофеев первых немецких "автокарабинов" под промежуточный патрон 7,92х33 мм советские офицеры, отвечавшие за стрелковое вооружение, напряженно ждали, что им и в дальнейшем будет попадаться значительно больше подобного вражеского оружия. А как известно, кто ищет, тот всегда найдет. И вот, среди очередных трофеев нашелся странный "венгр" – явно больше и тяжелее привычных пистолетов-пулеметов, со штыком и под патрон также большего размера, чем стандартный люгер 9х19 мм. Поскольку мадьяры проявили себя довольно верными союзниками рейха, у офицеров ГАУ сразу возникло подозрение, что с ними поделились если не готовыми чертежами, то самой концепцией нового стрелкового вооружения. Ответом же на вопрос, насколько удачно у венгров получилось ее воплотить, должны были стать испытания на стрелковом полигоне.

Danuvia.jpg

Еще при первичном осмотре специалисты полигона заметили, что хотя оружие предназначено для венгров – маркировки переводчика режимов огня сделаны под первые буквы венгерских слов, клеймо, хоть и стертое, похоже на эмблему с флага – но вот сделан ли автокарабин 39М в самой Венгрии, –  это еще большой вопрос.

"Изготовление карабина принадлежит, по всей вероятности, одной из швейцарских фирм стрелкового вооружения "Нейгаузен" либо "Солотурн", на что указывает большое подобие конструкции некоторых механизмов карабина (складывающийся магазин, спусковой механизм) аналогичным механизмам швейцарского 9-мм пистолета-пулемета Нейгаузен.

Кроме этого, большое подобие имеется и в характере обозначения индекса модели.

Так, например: 20-мм самозарядное противотанковое ружье "Солотурн" обозначается как "36М"; ручной пулемет "Солотурн" обозначается как "31М".

Необходимо отметить, что данные образцы швейцарской фирмы "Солотурн" также изготовляются для венгерской армии и находятся на её вооружении".

Danuvia Kiraly (1).jpg

Разгадав таким образом загадку происхождения автокарабина, испытатели перешли к патрону. С ним было проще – если немцы свой промежуточный получили обрезанием винтовочного, то венгры (или швейцарцы) явно решили зайти с другой стороны.

"Карабин 39М сконструирован по 9-мм измененный пистолетный патрон "Парабеллум".

По наружному виду измененный патрон "Парабеллум" отличается только габаритными размерами (длиннее на 5,5 мм)".

Впрочем, дальнейшее изучение патрона вызвало у офицеров недоумение: "а стоило ли стараться?". Испытатели даже провели тестовую стрельбу из "венгра" патроном 9х19 мм, убедившись, что средний прирост скорости составил всего 5 м/с, да и увеличение длины ствола до 500 мм тоже большого эффекта не дало. И зачем, спрашивается, нагромоздили?

"Патрон к карабину 39М вообще нельзя считать патроном пистолетного типа повышенной мощности, как, например, патрон к 7,62 мм американскому карабину М1, т.к. он менее мощный, чем некоторые обычные пистолетные патроны".

DSCN4536.JPG

Уже первые пробные стрельбы показали, что "венгр" во многом уступает не только M1 Carbine, но и отечественному АКС М-35-П (под этим индексом в 1944 году скрывался вовсе не привычный нам автомат Калашникова со складным прикладом, а куда менее известный образец – опытный карабин Симонова под отечественный патрон ТТ). Да и стрельба на кучность не впечатлила – даже на дистанции в 100 м он уступил не только "американцу", но пистолету-пулемету Шпагина как при стрельбе одиночными, так и очередями. На больших дистанциях длинный ствол вроде бы должен был дать "венгру" преимущество, но…

"Отстрел на дальность 500 м производился при прицеле 6 и только при одиночном огне, т.к. при автоматическом огне невозможно было щитом переловить все пули".

Полный цикл надежности действия автоматики проверить не удалось, поскольку патронов с "венгром" доставили не очень много. Было сделано по 20 выстрелов при сухих деталях, запыленных и густо смазанных. Этот этап 39М выдержал достойно, автоматика отработала без сбоев. А вот дальше…

"Меткость и удобство стрельбы из карабина 39М определялось отстрелом упражнения № 1 и № 2 по Курсу огневой подготовки. Выполнение упражнений производилось высоко квалифицированным стрелком-инструктором, однако оба упражнения были выполнены только на удовлетворительно (по одному попаданию), что свидетельствует о плохой меткости карабина и неудобстве стрельбы из него".

Danuvia Kiraly (48).jpg

В общем, карабин испытателям полигона не понравился, о чем они и написали в отчете:

"Из вышеизложенного можно заключить, что венгерский автокарабин 39М по своим боевым качествам стоит значительно ниже карабинов подобного типа и в этом также уступает отечественным пистолетам-пулеметам, вследствие чего для отечественной оружейной техники он не представляет интереса".

Однако два конструктивных решения "венгра" проводивший испытания инженер-капитан Шевчук все же отметил как интересные. А именно – складывающийся в боевом положении магазин на 41 патрон и… примененную конструкцию полусвободного затвора при помощи рычага-замедлителя.

Сейчас, конечно, нам проще, чем инженер-капитану Шевчуку в далеком 1944 году. Можно просто взять с полки справочник или зайти в интернет, где подробно расписано, что Géppisztoly 39M, производившейся на венгерском заводе Danuvia Gepgyar был спроектирован венгерским конструктором Полом (Паулем) Кирали, который действительно имел некоторое отношение и к швейцарскому оружию – в 30-х годах он работал на фирме SIG (Schweizerische Industrie Gesellschaft), находившейся в небольшом городке Нойхаузен-ам-Райнфалль. Именно там в 1934 году был создан пистолет-пулемет SIG MKMS с автоматикой полусвободного затвора. Во время Зимней войны финны, отчаянно нуждавшиеся в оружии, скупали в Европе почти все, что плохо лежало – и среди прочего прикупили 282 "сига", получившего официальное наименование "900 KP NEUHAUSEN". А уже от финнов "нейгаузены", по всей видимости, попали в руки советских военных специалистов.

kp_MKMS_1.jpg900 KP NEUHAUSEN

Что же касается использованного Кирали патрона, тут вышло совсем обидно. Созданный в начале XX века германский пистолетный патрон 9х25 мм применялся, в основном, для оружия в "третий мир" – Азию, Африку, Латинскую Америку, из-за чего стал больше известен как 9mm Mauser Export. В общем, с формулировкой капитан Шевчук угадал – этот патрон действительно сделали "с целью повышения мощности оружия ближнего боя", только делали это специалисты кайзеровской еще DMW для знаменитого С96. Когда же закончилась Первая Мировая война, экспортно-ориентированные швейцарские оружейники охотно шли навстречу заказчикам издалека, выпуская под "экспортный патрон" небольшие партии своих пистолетов-пулеметов. В том числе и SIG MKMS, с оглядкой на который Кирали делал свой 39М.

С другой стороны, не будь на НИПСВО проведены детальные испытания "потенциально опасного" трофея, возможно, достоинства примененной Кирали схемы автоматики полусвободного затвора так и остались бы незамеченными в СССР.

Теги по теме:
Отчет стрелкового полигона
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии