ОРУЖИЕ

Опытные пистолеты-пулеметы Токарева

5 февраля 2020
Показываем образцы ПП Федора Васильевича и рассказываем, с какими проблемами конструктор столкнулся во время работы над ними

Интерес к теме пистолетов-пулеметов у советских военных появился еще в 20-х годах. Однако в тот момент основное внимание и силы были сосредоточены на создании ручного пулемета и самозарядной/автоматической винтовки. Назначение (и факт острой нехватки) этих типов стрелкового вооружения высшему командованию РККА было достаточно ясно. Что касается пистолетов-пулеметов, то советские командиры, как и множество их коллег за рубежом, очень смутно представляли себе, какой именно образец им требуется и зачем. Без опыта траншейных войн западного фронта Первой мировой это было довольно сложно.

В результате первые образцы советских пистолетов-пулеметов имели довольно мало общего с требованиями заказчика. Например, изначально предполагалось использование маломощного патрона 7,65х17 мм, хотя и допускалась его замена на 9х19 мм. А вот требование магазина на 50 патронов было весьма завышено.

Увы, ни первый, ни второй патроны в СССР в то время не производились. Заинтересовавшемуся темой Федору Токареву пришлось выбирать: или ждать каких-то поставок из-за границы, или… использовать патрон, который имеется в наличии. Правда, боеприпас от револьвера «Наган» не выглядел очень подходящим для автоматического оружия, но зато был доступен.

Основных проблем, связанных с патроном, было две. Во-первых, утопленная в гильзу пуля требовала идеально точной подачи – в противном случае происходило утыкание края гильзы. В самом «Нагане» это решалось за счет надвигания барабана, да и то – пока механизм не расшатывался. Во-вторых, мощность нагановского патрона явно не позволяла обеспечить желаемую военными эффективность действительного огня на 500 шагов. Со второй сложностью Токарев справился, просто увеличив длину ствола до 48,2 см, что позволило добиться хороших показателей по пробиваемости – 80% сквозных пробоин в 4-х дюймовых сосновых досках на дистанции… 200 шагов. Видимо, военные заказчики и сами понимали, что первоначальное требование, мягко скажем, слегка завышено.

Сложнее оказалось разобраться с утыканием патрона – на испытаниях это случалось практически на каждом магазине. Решить это в рамках конструкции пистолета-пулемета не представлялось возможным, поэтому менять решили конструкцию патрона. Для ППТ были изготовлены специальные боеприпасы с обжатыми дульцами гильз. 

Но пока Токарев доводил свой пистолет-пулемет, в руководстве РККА также осознали, что существующий порядок «кто в лес, кто по дрова», когда конструкторы сами выбирают патрон для перспективных образцов, ни к чему хорошему не ведет. Итогом, как упоминалось в предыдущей статье, стал выбор патрона «длинный типа Маузер», будущего 7,62х25 мм ТТ.

Токарев в полной мере оценил возможности нового боеприпаса. И хотя предыдущий образец тоже показал себя неплохо и даже был заказан в количестве 500 штук для войсковых испытаний (для того периода это была достаточно большая серия), Федор Васильевич в очередной раз привез на полигон совершенно новый образец. Этот вариант уже больше походил на привычные нам пистолеты-пулеметы, в отличие от ППТ-27, который из-за патрона по длине больше приближался к карабину.

Интересно, что по схеме работы автоматики новый ППТ, используя короткий ход ствола и запирание перекосом ствола в вертикальной плоскости, во многом напоминал… пистолет все того же Токарева.

Образец получился очень удачный и довольно долгое время являлся основным конкурентом пистолетов-пулеметов конструкции Дегтярёва. Причем на ранних этапах токаревская система по надежности превосходила будущий ППД. Но…

«Все испытуемые п.п. в существующем виде на вооружение РККА приняты быть не могут по следующим соображениям:

а) п.п. системы Токарева хотя и надёжен в работе, но благодаря сложности конструкции будет дорог в производстве и из-за высокого темпа стрельбы имеет недостаточный действительный огонь при автоматической стрельбе даже на дистанции 100 м;

б) п.п. системы Дегтярёва и БНК ИНЗ-2 просты по своей конструкции, благодаря чему будут недороги в производстве, но неудовлетворительны по надёжности работы механизмов;»

Итогом длившегося несколько лет соревнования все же стала победа Дегтярева. А свой реванш Федор Васильевич смог взять в конкурсе на самозарядную винтовку для Красной Армии, в которую перенес некоторые конструкторские решения из своего пистолета-пулемета.


Калашников Media благодарит Тульский государственный музей оружия за помощь в организации съемок.

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии
2