ОРУЖИЕ

«Любовь к оружию мне привил отец»

8 марта
emdes
Интервью с ветераном Концерна «Калашников», испытателем вооружения Александром Красноперовым

- Как вы стали испытателем?

- Это с детства было привито от отца. Раньше в парке им. Горького был тир, он постоянно занимал там призовые места. Однажды он привел нас туда с братом и выиграл кусок мыла. В дефицит душистое мыло было нормальным призом. Было интересно. Тогда я в первый раз это видел. Потом мы жили на Татар-базаре, там был кинотеатр “Спартак”, и рядом тир. И вот с этого мы начинали с братом, заряжали вместе, еще еле дотягивались до постамента. Потом в школе у нас использовались ТОЗ-8 и ТОЗ-12 и тоже свой тир был построен. Это в Металлурге в 9 школе, я тогда на первый юношеский разряд сдал. В армии у нас на вооружении уже был карабин Симонова СКС 10-ти зарядный, нужно было набирать очки, к концу службы у меня все тридцатки были - тридцать из тридцати.  

- Вы говорили, что когда пришли работать на завод, то начали не в КИСе, а в оптике.

- Да, начинал я с оптики, ремонтником по станкам сперва был, временно, с переводом на оптику, 113 цех это был. Проработал 2 года, потом сюда перевелся уже испытателем в 1979 году.

- Было ли какое-то специальное обучение для стрелков-испытателей?

- Нет, обучения такого не было, просто ставили учителя, вот с ним учись, он объяснит как работать надо, техника безопасности, само собой тут уже проводилась конкретно. С годами уже наработка была. Чтобы палец отработать - отсечку проводить на автоматике -  мы проводили испытания живучести, то есть когда на живучести стреляешь магазин и отсекаешь пальцем - вот это отработка и была. То есть привыкание к коротким очередям - на этом учились.

- Есть ли у вас какое-то любимое оружие из тех, что вы испытывали?

- Ну, я бы не сказал “любимая”, но модель, с которой, я, как говорится, справляюсь это, конечно, Автомат Калашникова и АН-94 Никонова.

- По АК-107 не было никаких особенностей? Просто держишь и стреляешь?

- Да, его нужно просто держать, не передавливая. Плечом можно и калашников передавить. Чуть передавил - и вся куча уйдет ниже цели.   

- А вот АКС-74У, он же маленький, дергается, там были какие-то особенности?

- Его надо уже предупреждать, то есть предупреждение делать движением плеча, руками. Мы уже знали, что на час второй-третий патрон уходит вверх, поэтому при нажатии спускового крючка, надо было сразу фиксировать его - придерживать и тогда куча получается.

- Вы говорили, что какой-то испытатель чувствовал темп стрельбы с точностью чуть ли не до ста выстрелов.

- Ну, других испытателей я не знал, но на слух вообще я и сейчас могу различать темп стрельбы и звук, даже в наушниках.

- Какое испытание было самым сложным? Или они все примерно были одинаковые?

- Сложными у нас считаются испытания в разных климатических условиях: пыль, дождь, снова пыль, мороз -50 градусов. Кстати, раньше даже в войсках было положение: левый глаз ты должен закрыть, правым целиться и стрелять. Здесь мы глаза вообще не закрываем, брови только опустил чуть-чуть и всё. Потому что если левый глаз закрываешь, то создается давление на правый, он устает и начинает слезиться. Стрелку уже нежелательно стрелять, то есть отдохнул, вышел на свежий воздух и снова стреляешь.

- Как вы считаете, важно ли обучение для хорошего стрелка или это генетически передается?

- Возможно и генетически, может быть.

- Ваши дети и внуки стреляют?

- Внук да, я его сам обучал, стреляли по мишеньке из бумаги из обычной “духовки”. Здесь недалеко, в кооперативе.

- Сами ходите на охоту в свободное время?

- Я не охотник, я хожу только рыбачить или грибы собирать.

- То есть персонально для дома никакие ружья и винтовки не покупали?

- Нет, не к чему.

- Кроме Михаила Тимофеевича, встречали ли вы какие-то еще ключевые фигуры, Драгунова, например?

- Да, мы общались, состояли с Виктором Михайловичем, Михаилом Тимофеевичем и с Драгуновым и двумя его сыновьями - Михаилом и Алексеем в одном партбюро. Мы встречались в 40-м отделе, там проводились собрания. А здесь встречались только по работе, он тоже бывал здесь, в КИСе.

- Расскажите про испытания в Рязани.

- Это была командировка. Проходили очередные испытания совместно с испытателями ВВС, они испытывали парашюты. Десантирования проводились в разные положения с СВД и АН-94. Прыжки проводились с 3 и 5 километров. Я должен был после этих прыжков отстрелять, проверить кучность, боеспособность. При десантировании возможно падение на камни, на землю,на деревья. В ходе испытаний подошли два молодых парня, явно солдаты, спортсмены. И они со своими СВД решили посоревноваться, конечно, я не отказал. Я их перестрелял почти в два раза и вместо 10-ти, как обычно в серии, было только 9 дырок, никто не верил. Они удивились: “мы мастера спорта, а он-то кто?”. Конструктор, который был тогда со мной, ответил: “это просто его работа”.

- Впечатляет, конечно, потому что сейчас даже делают специальные калибры, чтобы посмотреть, может на пол миллиметра где-то дырочка больше. У хороших стрелков такое бывает.
Вы столько образцов испытывали, что на ваш взгляд самое важное в оружии: точность, надежность, удобство?

- Это всё вместе. Оно должно быть и компактно для стрелка и удобно в удержании, потому что это автоматическое оружие, а не снайперка, например, или просто карабин. И надежность важна, чтобы он без задержек работал, при стрельбе это очень влияет на кучу, так как приходится перекладываться, плечо и прикладка сама изменяется, СТП, то есть куча, она меняется.

- Ваши дети продолжают традицию? Трудятся на “Ижмаше” или нет?

- Мой сын, как и Михаил Драгунов, работает на механическом заводе, он считается оружейником, но только в других цехах, он газовик по профессии, обеспечивает температуру плавильных печей. Раньше был ремонтником печей, после повышения квалификации его перевели.

- Здорово, продолжает семейную традицию. С Драгуновым Михаилом мы сейчас много общаемся, он интересно очень рассказывает про “Витязь”, про то как все это разрабатывалось, многие вопросы так, как он, никто не знает.

- А первые его образцы в пластмассовом исполнении, кстати, здесь в КИСе проходили испытания. Испытания длились недолго, потому что его потом перевели на механику, поэтому я даже не запомнил таких общих испытаний, как пыль, дождь и т.д. В основном была только отработка механики - это стрельба и всё.

- Получается, что по этому образцу спустя столько лет вновь началась работа.

- Да, ведутся доработки.

- По сравнению с советскими временами, есть ли какие-то изменения в работе завода?

- Изменения я видел непосредственно при пересдаче экзаменов в прошлом году. Я посмотрел участки сверху: все чисто, компактно, нет посторонних предметов. Раньше стояли железные мульды, детали, валом все это...сейчас такого нет, все компактно и культурно, люди одеты с иголочки. Раньше нам просто давали ситцевые халаты на один год, а сейчас костюмы - куртка, брюки, кепка, обувь - нормально.  

- Вы смотрели 101 цех?

- На Концерне “Калашников” я был, там у нас была переэкзаменовка.

- Я помню, когда переделали 101 цех мы прямо все поверить не могли, потому что привыкли к тому, какой он был.

- В 101 я давно был на гильзотеке и вообще нас по работе нас посылали в помощь периодически, поэтому я на станках тоже работал, хотя я не токарь и допуска у меня нет. Нам показывали операцию какую-то определенную и мы выполняли задание.

- Все знают какие тяжелые были времена в 2010,2012,2013 году, а ощущались ли какие-то изменения в 2014, когда КИС отремонтировали?

- Да, по системе 5S - системе порядка положения вещей, которая самая необходимая, временно мы убирали с рабочего участка, с территории. Это вело к тому, что всегда был порядок, необходимые вещи были под рукой: инструмент, молоток, отвертки, выколотки. Даже комната чистки оборудована так, как нам удобно. Это же процесс быстрый: взял, сделал операцию, провел, почистил изделие, положил обратно, все протер, порядок навел и всё.

- Вы в вашем возрасте и стреляете замечательно и на мотоцикле ездите, какой секрет здоровья и бодрости?

- Это не секрет, вообще-то. У грузин говорят: вино, мясо, кислород, горы. Я раньше был не такой, а худенький, как все. Дома начал заниматься спортом, я имею ввиду гантели. Потом пошел уже и в штангу, и гирями занимался, и лыжами, и легкой атлетикой, и уже в армии я все сдавал просто, не напрягаясь. Третий разряд по всем видам.  

- Главное, что и сейчас бодрости не занимать.

- Ну, гантели дома лежат, эспандер тоже ждет.

- Лежат, не пылятся?

- Нет, используются.



  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии
1