СПОРТ

Дмитрий Ярошенко: «Когда ты профессиональный спортсмен, ты как парниковое растение, даже не знаешь, сколько стоит хлеб»

7 декабря
emdes

Дмитрий Ярошенко в интервью Ивану Черезову рассказал, как тяжело найти призвание после завершения спортивной карьеры:

- Расскажи, когда ты закончил профессиональную карьеру, как переход прошел в обычную жизнь, гражданскую, там ведь, в спорте, отчасти, все просто - четкий план тренировочный расписан на весь год, есть тренер, который этот план пишет, есть четкие цели, а тут ты должен сам себя постоянно мотивировать. Режим весь поменялся.

- Согласен с тобой, такой момент интересный. Сейчас Николай Круглов занимается исследованием в области социализации спортсменов после окончания карьеры спортивной, интересно было бы посмотреть чем его труд закончится и какой алгоритм он выведет, чтобы советовать его спортсменам. (Мы пока ехали к вам сюда разговаривали как раз на эту тему с Максимом и Виктором). Что касается спортивной жизни, ты как парниковое растение, тебя абсолютно от всего огораживают, когда я занимался спортом, я не знал сколько стоит хлеб, потому что ты его не покупаешь, тебе его покупают твои родные, ты не ходишь в магазин, не платишь за коммунальные услуги, не потому что ты не должен, потому что есть люди, которые этим занимаются.

- Помогают тебе?

- Да, твой путь - это завоевать медаль с чемпионата мира.

- Полностью фокус на тренировочном процессе.

- Абсолютно. Вспомни, когда заканчиваешь сезон (любой), наступает день, когда завтра тебе не нужно идти на тренировку, дают официальный отдых. Чаще всего спортсмен чувствует себя потерянным, в первый день он думает: “сегодня отдых, здорово”, - а завтра не знает куда себя деть. Если ты не придумаешь себе какое-то интересное занятие на период активного отдыха после сезона, то реально потерянным себя чувствуешь. Также в спорте получилось, благо, перед тем как завершить (+карьеру?), мне поступило предложение работать в администрации города Ханты-Мансийска в управлении спортом, отвечать за Спорт, поэтому в этом меня не коснулось...

- В спорткомитет?

- Да, в спорткомитет, меня не коснулась проблема поиска места работы сразу после спорта, потому что, как раз я уже понял, что любовь со спортом у меня уже прошла, у нас крепкая дружба, бурный роман закончился и все перетекло в дружеские теплые отношения. Я уже набегался, я устал ездить. Одно дело - ездить по кубкам мира, и совсем другое - внутри России выступать, не испытываешь никакого куража, ни адреналина, ты не переживаешь.

Ни наслаждения.

- Да, когда не испытываешь наслаждения - бессмысленно заниматься. Когда тебе 20 лет - это одно, а когда под 35, то пора задумываться, ты все равно задумываешься чем будешь заниматься.

- Во сколько ты закончил карьеру?

- Я закончил в 36 лет, благо, у меня была такая возможность. Я закончил, пошел работать. Спорт - это как путь самурая, самураи защищают своего хозяина, потом вдруг хозяин погиб или что-то еще, то у него больше нет цели, смысла жизни, и он делает себе харакири, на этом заканчивается путь самурая, такая философия у них. Жизнь после спорта приобретает такие же очертания, когда тебе срочно нужно найти что-то интересное. Если работа не приносит удовольствие, то ты начинаешь искать смысл жизни. Я долго не понять понять, ну, здорово, когда есть дети, когда семья, а у меня получилось так, что я жил на два города, семьи рядом не было и поэтому эмоциональную поддержку, теплоту неоткуда было черпать и я приходил с работы все время один. На тот момент меня спасали тренировки, я приходил с работы и шел тренироваться.

- Тренировался много?

- Не много, я уходил с работы в 6 и до вечера у меня была масса времени. Иногда я в выходные делал две тренировки, потому что нечем было себя занять.

- А чем занимался?

- Например, велосипед, тренажерный зал, кросс, я боксом начал увлекаться.

- То есть за 20 лет ты не устал от циклики?

- Самое любимое было тренироваться, но не соревноваться, когда наступал соревновательные период, для меня это было самое тяжелое, потому что эмоционально тяжело, надо всегда хорошо выступать, ты не имеешь права на ошибку, от тебя все ждут каких-то результатов, всю жизнь от тебя что-то ждали. Ты, прежде всего, в первых рядах, ждешь когда ты наконец реализуешься. Все равно приятно побеждать, быть на пике узнаваемости, это интересно, это приятно и на тот момент я ходил, гулял вечерами, семьи нет рядом, начинаешь много думать вообще о смысле жизни. Я не знаю что такое кризис среднего возраста, наверное, он как раз  вплелся в эти ощущения на тот момент, я ходил и пытался понять где же мой смысл жизни теперь. Если тогда все было понятно, предельно просто, твоя  цель - хорошо выступить, медаль, ты к ней идешь, если сезон не получился - следующий сезон используешь, а здесь нет этого. Какая твоя цель? Если бы ты был строителем - построить дом, следующая цель - еще один дом, дворец спортивный или еще что-то. Та работа, которой я начал заниматься, она не приносила мне удовольствия, потому что я видел проблемы, но я не мог их решить. Меня это очень сильно угнетало, это как спорте, но в спорте все просто, от тебя зависит результат. К сожалению, в обычной жизни не все зависит от тебя одного, а от совокупности каких-то вещей, чтобы все вылилось в один результат. Я не мог преодолеть этот момент. Мне предложили уйти в “ЮграМегаСпорт” - учреждение, которое проводит крупные международные соревнования, как раз в управление.  Я так завидовал тем людям, когда я был в администрации,  мы проводили сурдлимпийские игры в Ханты-Мансийске, я приезжал туда и был, как связующее звено между городом - муниципалитетом и оргкомитетом. Я приезжал и видел эти соревнования,  так завидовал этим людям, которые могут на соревнования ездить. Смотреть, продолжать жить вот этой жизнью, потому что я так соскучился за этот период. Когда меня пригласили в “ЮграМегаСпорт”, я ушел, и за три года не пожалел ни разу, и получаю удовольствие.

- Теперь ты сам занимаешься, как раз такими мероприятиями спортивными.

- Да, я организовываю и провожу крупные спортивные мероприятия не только международные, но и всероссийские, например, или спартакиады каких-то энергетических компаний, мы этим тоже занимаемся. Плюс, в моей жизни по воле случая появилось приятное хобби.  На телевидении, я веду новости два раза в неделю, это очень интересно.

- Ведущий?

- Да, это адреналин, это драйв, тот, который был на соревнованиях.

- В прямом эфире?

- Да, в прямом эфире, конечно, по началу, это  были не прямые эфиры. Сейчас это прямые эфиры и очень интересно бороться за результат, который ты выдаешь в прямом эфире, чтобы это было интересно, чтобы это было четко, без оговорок и, скажу честно, бывает, конечно, хороший эфир, бывает и сам собой недоволен, и, когда, прямо как после соревнований, иногда ты получаешь удовольствие, четко сегодня, ну, были там маленькие проблемки в оговорочках, но потом смотришь, их не заметно, думаешь:  “Ну, уже неплохо”.  Но бывают, конечно, эфиры, когда не сильно доволен собой.

- А были какие-то курьезные моменты, когда ты в эфире сказал не то?

- Были были курьезные моменты.

- Как ты выходишь из этой ситуации?

- Сейчас расскажу. У нас был прямой эфир, прямое включение, приехал баскетболист известный Кириленко, он проводил мастер-класс в университетском спортзале баскетбольном, и я объявляю в прямом эфире, что сейчас у нас в прямом эфире будет прямое включение с известным биатлонистом и называю известного биатлониста, но он, конечно же, не биатлонист. Я говорю: “ой, простите”, - я начинаю улыбаться, извиняюсь коротко и, в принципе, конечно, ещё в силу того, что я не профессиональный ведущий, люди чуть-чуть дают поблажку, но я бы не хотел ее получать. 

- До поры до времени. Ты же уже 2 года работаешь, опыт есть.

- Да, опыт есть, бывает так, что в прямом эфире какая-то оговорочка или ещё что-то, говоришь: “может быть перезапишем?” потому что потом все равно есть же повторные, прямые эфиры не могут выходить круглые сутки, они выходят в прайм-тайм, в основное время, а потом, например в 10:00 вечера, уже, конечно, идет запись. Не может ведущий каждый раз... тем более новости окружные, только если вдруг случается что-то экстренное, то бывает прямой эфир. К счастью ничего экстремального не происходит. Или я прошу  перезаписать что-то, а мне отвечает режиссер выпускающий: “Да нормально все”, но я то чувствую, что могло быть лучше. Тем не менее, так они стимулируют меня к тому, чтобы я по-русски “забил”. Мне это не нравится, во-первых потому что на тебя люди смотрят и потом у них складывается впечатление,  я не хотел бы, чтобы обо мне говорили: “Вот, взяли с улицы, да, он  в прошлом биатлонист, вроде, неплохой, известная личность, но сейчас мы хотим видеть нормального ведущего”.  Я, честно, наблюдал за некоторыми спортсменами -  ведущими и сейчас я понимаю не то, чтобы с высоты своей работы или опыта, но я понимал, что это реально неформат. Быть говорящей головой настолько для меня неинтересно, чтобы потом обо мне говорили: “Да он просто говорящая голова”, конечно, я - говорящая голова, потому что сюжеты делают репортеры, есть редактор, который все это делает, да, я - говорящая голова, но я хочу быть интересной говорящей головой, чтобы людям было приятно посмотреть. Поэтому когда у нас бывают мастер-классы, приглашают людей из Москвы, я обязательно их посещаю. И до этого, конечно, я не просто так захотел и пошел в ведущие, всё лето каждый день тренировался перед камерой. Все равно потом, когда пересмотрел свой первый выпуск, мне было смешно, насколько я сырой ведущий. Да это вообще ужас просто! Ты думаешь, что всё хорошо, а на самом деле потом смотришь и думаешь: “Цирк какой-то, реально говорящая голова”. Спасибо людям, которые доверили, разглядели. Сейчас я получаю удовольствие от этого.

- Перед тем как записаться на новости, сколько времени готовил себе к этому? Я не про прямой эфир говорю, а вообще, до первого выпуска?

- До первого выпуска я занимался 2 месяца каждый день, причем в обед, потому что студии заняты, разные передачи идут, только в обед можно было, я приходил, час занимался. Это совсем другая специфика, от этого устаешь. Когда был первый прямой эфир, я просто мокрый уходил, этого не видно, но ты так сковываешься, зажимаешься, боишься оговориться, боишься плохо выглядеть для телезрителей, смешным даже выглядеть не хочется.

- Понимаю, я пару раз попробовался новости спортивные вести. Я понимаю как это сложно.

- Я не понимал, согласись, ты думаешь, это так всё легко - я сейчас такой выйду, расскажу, это же мое. Когда ты новость прочитал, идёшь в прямой эфир и на элементарных вещах, на которых в обычной жизни сложно вообще сделать какую-то ошибку, ты оговариваешься, язык заплетается бывает, я сам не знаю что происходит иногда и как-то неловко себя чувствуешь. Тут главное, как в спорте, когда промахиваешься один выстрел,  потом нужно не запустить эту линию и дальше не промахиваться. Я думаю что Спорт мне помог, ты оговорился, но делаешь вид, будто ничего не произошло, так и должно было быть. Либо извинился и дальше читаешь, а внутри всё клокочет, весь напрягся уже, понимаешь, что допустил ошибку.  Как в  стрельбе, один в один, спортивная закалка очень сильно помогает.




Теги по теме:
Биатлон
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии