видео

История спасения: Иван Иванов

91-летний ветеран Великой Отечественной войны 4 дня бродил по Смоленским лесам и смог выбраться сам

7 мая 2015 года 91-летний ветеран ВОВ Иван Петрович Иванов пошел в лес в Смоленской области за черенками для грядки и заблудился. Как рассказывает сам Иванов, он просто растерялся: «Я пошел не в ту сторону, не туда куда надо было. У меня башка не сварила, и я пошел не домой, не назад, а вперед. И четыре дня проходил. С собой у меня был топор и  веревочка для прутьев. И все».

Поиски Ивана Петровича начались вскоре после его пропажи. К ним подключился и внук ветерана - Алексей Усачев, он вспоминает: «Мне позвонила мама и сказала, что дед потерялся. Я как раз стоял в этот день в наряде. Попросил руководство, меня подменили, и я рванул в Смоленск. Я приехал на место поиска уже ночью, пообщался с руководством поисковых работ. Но это уже была поздняя ночь, уже сворачивались работы, и мне сказали чтоб я пришел с утра».

«Лиза Алерт» тоже подключилась к поискам в день пропажи, но волонтеры прибыли на место только на следующий день. «В заявке было сказано, что дедушка ушел в лес за палками для парника. - Вспоминает Координатор поискового отряда Екатерина Гогина, - были отработаны ближайшие дороги, палочки были найдены недалеко. Но никаких следов, которые ведут дальше, не было найдено. Территория была большая. Смоленские леса в принципе славны большими территориями. В первые сутки были охвачены 4-5 км».

Алексей активно помогал волонтерам и поисковикам, он рассказывает: «Я тогда еще не понимал всей кухни, как кто руководит, какие задачи. Для меня тогда еще не существовало поисковых отрядов, я только узнал об их существовании. Но я пытался помогать чем мог, потому что когда я в первый раз прошел с поисковой группой несколько километров, у меня спина отказала. И я уже не мог ходить. Я стал возить воду, дрова колоть, подвозил людей куда нужно, в магазин ездил».

Поиски продолжались 4 дня, в них было задействовано рекордное количество волонтеров - около 900. Все это время Иван Петрович бродил по лесу без сна и еды: «Еще хорошо, что в кустах лужи были, я мог попить. Конечно, я не спал. Сидел под березкой - какой уж тут сон. Я уже думал, что моя жизнь кончилась…»

На четвертый день поисков Ивану Петровичу удалось самому выйти из леса и обнаружить деревню. Там он без сил упал на сеновал в надежде, что кто-т его найдет: «Пришел к одной хате, никого нигде нет. Там стог сена был, я на сено это лег. Лежал-лежал, смотрю, кто-то идет. и этот кто-то заметил меня. Оказалось, что он уже знал, что меня ищут».

Алексей рассказывает о том моменте, когда ему сообщили, что его дедушку нашли: «Это не передать, я был в штабе, я за 5 минут долетел до этого места, его как раз обследовал врач. Дед даже не понял, что все ради него собрались. Он сначала думал, что его случайно нашли какие-то военные. Потом уже осознал, конечно.

Дед был очень исхудавший, усталый, весь покусанный, весь в клещах. Но живой. Военная закалка позволяет переносить такие невзгоды, которые любой другой человек не смог бы пережить. Ни эти ночи, ни обезвоживание, ни отсутствие еды и прочее. Здесь, конечно, Дедова закалка помогла в полной мере. Другой скорее всего погиб бы на следующую ночь».

Координатор Екатерина подтверждает, что несмотря на 4 дня блужданий по лесу, Иван Петрович чувствовал себя не так плохо: «Он очень крепкий, несмотря на возраст, худощавый, прошел войну, был партизаном, поэтому эти леса знает очень хорошо. Физически очень крепкий. Когда его уже обнаружили и вызвали скорую, давление у него было как у космонавта. Это уникальный дедушка.

Его внук в итоге пришел к нам в отряд. О том, что это внук нашего того знаменитого дедушки, я узнала только в этом году. Он все время помогает нам в отряде, принимает активное участие. Очень активное! Он очень ответственный, очень надежный человек, на которого можно положиться».

На вопрос, почему он принял такое решение, Алексей отвечает просто: «Я понял, что это мое. Такой уж склад моего характера. Я не могу проходить мимо, когда что-то происходит такое в чем я могу помочь».