ОРУЖИЕ

Отчет стрелкового полигона: запоздалая подмога. ППШ из Ирана

31 марта 2020
Рассказываем, как прошел испытания на полигоне ППШ, изготовленный в Иране по заказу Красной армии

Весной 1942 года снабжение вновь формируемых частей вооружением являлось серьезной проблемой для советского командования как в Москве, так и на местах. Многие эвакуированные во второй половине 41-го заводы еще только разворачивались на новом месте. На других, еще недавно занимавшихся выпуском далекой от оружия продукции, тоже не сразу получалось войти в ритм. Не ускорял дело и призыв значительной части рабочих, замену которым требовалось хоть как-то обучить.

В  этих условиях командиры фронтов и округов предпринимали титанические усилия, чтобы, как принято было говорить, изыскать внутренние резервы и хоть как-то и чем-то вооружать отправляемые на фронт части.

С точки зрения соседей Закавказский фронт находился в теплом во всех смыслах слова месте. Во-первых, на юге действительно было теплее, чем где-то в Заполярье. Во-вторых, именно через его тылы должен был проходить южный маршрут ленд-лиза. Однако маховик союзнической помощи еще только начинал раскручиваться, а оружие требовалось срочно.

И тут в штабе ЗакФ вспомнили, что рядом с ними есть одна страна, которая наверняка охотно поделится содержимым своих арсеналов и складов. Еще бы, ведь  с осени 41-го её мир и покой стережет не родная армия, а советские и английские части, дружно разделившие Иран между собой. 

Между тем к началу Второй мировой персидский шах имел достаточно неплохо (по крайней мере, по меркам Ближнего Востока) оснащенную армию и даже собственную военную промышленность. Иранцы закупили (в основном, в Чехословакии) сначала винтовки «Маузер», а затем  при помощи тех же чехов наладили отверточную сборку собственных «Маузер-Шахи». Следующим этапом стали покупка пулеметов ZB-26 и строительство в пригороде Тегерана пулеметного завода. Шах вообще был неравнодушен к чешскому оружию, став также первым заказчиком танков TNHP, куда более известных под названием Panzerkampfwagen 38(t). 

Танк Т-26 и его экипаж в иранском городе Тебризе.jpgТанк Т-26 и его экипаж в иранском городе Тебризе

В любом случае, командующего ЗакФ генерал-лейтенанта Д. Козлова и его начштаба генерал-майора Ф. Толбухина в первую очередь интересовал тот факт, что у иранцев можно попросить много всякого. 

Уже в декабре 1941 года в город Кавзин доставили первую партию закупленного оружия – 21 тысячу винтовок и миллион патронов к ним. Правда, один только ЗакФ в тот момент для своих 3-х формируемых дивизий и стрелковой бригады нуждался в 126 тыс винтовках, не говоря уж о пулеметах и прочем, но и такая ложка была дорога к обеду.

Однако всем было понятно, что выгребание иранских запасов - это разовая акция. Да и снабжение нестандартным оружием вызывало лишние трудности с логистикой, обучением и так далее.

Поэтому было решено не только закупить у персов уже имеющееся у них вооружение, но и заказать производство нового. В качестве одного из образцов был выбран пистолет-пулемет Шпагина, как один из самых простых и технологичных. Советское руководство надеялось, что уж такой технологичный образец смогут быстро освоить даже персы.

Увы, как оказалось, это были чересчур оптимистичные планы. Даже несмотря на помощь из СССР специалистами и оборудованием, в 1943 году в Иране сделали чуть больше двух сотен ППШ, включая 11 подарочных. Качество же сделанного должны были оценить испытатели стрелкового полигона, куда иранские ППШ попали в январе 1944 года.

2020-03-18_04-30-20 (2).png

Уже визуальный осмотр позволил заметить у оружия ряд дефектов. В частности, у многих ППШ имелись следы ржавчины на затворе и качка ствола из-за зазора между стволом и вкладышем.  У одного ППШ был не хромирован ствол. Еще с большим отступлением от чертежей оказались изготовлены магазины.

Тем не менее, на первых этапах иранские ППШ еще кое-как удержались в пределах требований, хотя показанная ими кучность и была меньше, чем у взятого для сравнения ППШ завода №367. При испытаниях на безотказность повышенный процент задержек (0,9%) дал только один из пистолетов-пулеметов, да и то по вине магазинов (клин подавателя и пропуск патрона).

А вот с испытаниями на живучесть у иранцев не срослось, а точнее,  разошлось. После 7000 выстрелов у ППШ № АВ-11Г и после 10000 у пистолета-пулемета № АВ-111 появились сквозные трещины ствольной коробки.

На этом, собственно, испытания можно было бы заканчивать, но испытателям захотелось получить ответ, а что, собственно, не так сделали иранцы? На этот вопрос дала ответ лаборатория полигона, где детали сломавшихся ППШ подвергли металлографическим исследованиям.   Выяснилось, что, во-первых, на иранском заводе для производства ствольных коробок использовали сталь, не соответствующую советским требованиям по твердости… а во-вторых, пережгли металл при электросварке. К тому же, точки электросварки оказались не там, где должны были находится согласно чертежу. 

2020-03-18_04-33-22.png

Подводя итог, можно сказать, что идея с налаживанием выпуска ППШ в Иране оказалась не очень удачной – посланные туда специалисты, инструменты и прочее добро куда больше пригодились бы на родине. А в 1944 году Красная армия уже не испытывала недостатка в ППШ и ППС отечественного производства. 

Сколько всего было изготовлено иранских ППШ точно не известно. К тому же, согласно договору, иранцы могли делать их и после ухода советских войск для своих нужд,  и по имеющимся данным, вполне этим правом воспользовались. Точно можно сказать, что если кому-то сейчас попадется в магазине огражданеный ППШ с непривычным клеймом в виде шахской короны, он может поздравить себя с покупкой весьма редкого экземпляра. Пусть и без особо славной боевой истории.

Теги по теме:
Отчет стрелкового полигона
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии