ОРУЖИЕ

Отчет стрелкового полигона: снайперская винтовка Симонова

21 марта 2019
Как показали испытания, многолетний опыт работы может многое – но далеко не все. Рассказываем, почему на испытаниях в 1949 году винтовка Симонова уступила своему сопернику

В прошлой статье мы рассказали о первой снайперской винтовке Евгения Драгунова. На испытаниях в 1949 году именно его вариант оказался лучшим. Но и соперничавшая с ним винтовка конструкции Сергея Симонова тоже заслуживает отдельного рассказа.

Сергей Гаврилович к этому моменту был сложившимся крупным конструктором с многолетним опытом работы. Он принимал участие в доработке еще ранних "автоматов" Федорова, а с конца 20-х годов прошлого века был одним из ведущих конструкторов по созданию самозарядной винтовки для Красной Армии. Основная борьба на испытаниях разворачивалась тогда между винтовками конструкции Симонова и Токарева, и первая победа досталась именно Симонову. Его АВС в 1936 году была принята на вооружение… но вскоре выпуск был прекращен из-за проявившихся в эксплуатации недостатков, и тогда пришла очередь СВТ. Но Симонов не сдавался. Из созданных в годы войны образцов наиболее известны ПТРС – самозарядное противотанковое ружье и СКС – карабин под патрон образца 43 года. Но работа симоновского ОКБ-180 этим не ограничилась. Совсем чуть-чуть "не дотянули" самозарядный карабин под патрон "мосинки", а также ручной пулемет РПС. Небольшая партия РПС даже была выпущена в Ижевске весной 43-го для войсковых испытаний. Участвовал Сергей Гаврилович и в "автоматном" конкурсе.

2s.jpgС.Г. Симонов (в центре) на испытании новой версии ПТРС

Доводилось работать Симонову и со снайперским оружием – еще на баз АВС-36 производился снайперский вариант. А после войны, одновременно с работой над модификацией снайперской "магазинки", ОКБ-180 занималось также созданием снайперского варианта СКС.

Тем не менее, как показали испытания, многолетний опыт работы может многое – но далеко не все.

Представленные на полигон модифицированные винтовки были схожи с конструкцией Драгунова – что неудивительно, поскольку оба конструктора руководствовались одним техзаданием. Но и отличия все же имелись. Например, у винтовок ОКБ-180 "в отверстия ложи для винтов хвоста и упора вставлены распорные металлические втулки по типу винтовки маузер, торцы которых являются базой прилегания ствольной коробки, угольника и спусковой скобы магазинной коробки".

Но основным отличием стал способ крепления оптического прицела.

«Кронштейн представлен в двух вариантах, отличающихся между собой способами крепления на ствольных коробках.

На винтовке «СВ» № 2 передняя часть кронштейна входит в специальное поднутрение на левой стенке ствольной коробки, являющееся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна является специальная деталь – прижим, установленный своим трапециевидным пазом на соответствующий выступ с левой стороны ствольной коробки. В прижиме имеются навинтованные отверстия для двух наклонных установочных винтов и одного горизонтального прижимного винта…

На винтовке «СВ» № 3 кронштейн закреплен при помощи чеки кронштейна, которая удерживается в своем основании на левой стенке ствольной коробки, являющейся передней базой кронштейна. Задней базой кронштейна служит ось, укрепленная также на левой стенке ствольной коробки.

Возможность какой-либо регулировки положения кронштейна отсутствует».

Интересно, что хотя по техзаданию требовалось обеспечить винтовкам возможность заряжания из штатных обойм – для чего и потребовалось смещение прицела влево – у винтовки СВ № 2 прицел мешал вставлять обойму. Проведенное испытателями расследование показало, что по чертежу смещение оси прицела относительно оси канала ствола должно было составлять 20 мм, а фактически оказалось равно 18,6 мм.

По кучности при стрельбе отечественными патронами симоновская винтовка показала результаты, сравнимые с образцом Драгунова. Финские патроны выявили незначительное превосходство – у образца ОКБ-180 50% лучших попаданий легли в круг 5,1 см (5,7 у винтовки Драгунова). Разброс всех отверстий в мишени на той же дистанции составил 12,5 см против 16,7 см у МС-74.

Но армейской снайперской винтовке, как наглядно демонстрировали опросы снайперов во время войны, нужно было быть не только точной, но и надежной. А вот с этим, как показали дальнейшие испытания, образцы Симонова имели проблемы.

1.jpg

Первой «провалилась» винтовка №2. При проверке стабильности боя после трехкратного снятия/установки съемной части кронштейна с прицелом рассеивание пуль увеличилось в 2,5 раза. Как установили испытатели, это было вызвано неудачной конструкцией – при завернутых «до отказа» установочных винтах снятие и установка кронштейна были невозможны (мешали головки винтов), а при ослабленном положении винты начинали самоотвинчиваться при стрельбе. В итоге в отчете появилась запись: «таким образом, конструкция кронштейна не может одновременно обеспечить сохранение стабильности боя и возможность снятия и постановки кронштейна».

Затягивание винтов для дальнейших испытаний не спасло положения – при стрельбе на живучесть они тоже продемонстрировали склонность к самоотвинчиванию. Этот же этап выявил и слабость конструкции второго кронштейна – после 1527 выстрелов у него появилась вертикальная качка. Впрочем, дальнейшая стрельба из этой винтовки стала невозможной по куда более существенной причине – у неё отломилась рукоятка затвора.

Возможно, в других условиях образцы Симонова могли бы получить шанс на доработку. Но при наличии винтовки Драгунова, продемонстрировавшей более высокие боевые качества, вывод испытателей был однозначен – образцы ОКБ-180 испытаний не прошли, дальнейшие работы над ними не целесообразны.

Но это была далеко не последняя встреча снайперских винтовок Драгунова и Симонова на испытательном полигоне. Через несколько лет в новом соревновании сошлись опытные самозарядные винтовки – СВС Симонова и ССВ из Ижевска.

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии