ОРУЖИЕ

Отчет стрелкового полигона: противотанковое ружьё Lahti L-39

16 марта 2020
Рассказываем, как отзывались испытатели ГАУ КА о финском противотанковом ружье Аймо Лахти

Первое специализированное противотанковое ружье – Tankgewehr M1918 – было придумано и даже не без успеха применено еще в конце Первой мировой войны. Но после победы Антанты на некоторое время тема была благополучно заброшена почти всеми. Побежденным разработки в этой области были прямо запрещены (что, впрочем, не помешало  немцам крутить разные интересные схемы с фирмами в других странах), а сами победители в тот момент особой необходимости в подобном эрзац-вундерваффе не видели.

Вновь интерес к теме возобновился только в 30-х, когда масса танков противопульного бронирования заставила военных вновь задуматься о пехотных средствах борьбы с вражеской техникой.

Не остались в стороне от моды и финны, которых давно уже беспокоили фото с маневров восточного соседа, на которых стреляли, прыгали через реку или просто стояли в бесконечных рядах советские танки. Вариантов решения проблемы, как обычно, было два – купить у швейцарцев, заплатив за соответствующее качество ну очень большие по меркам бедной северной страны деньги или попытаться обойтись внутренними ресурсами – то есть заказать разработку ПТР Аймо Лахти. 

295118-main.jpgФинский солдат с 20 мм противотанковым ружьем Lahti L-39 на огневой позиции у реки Охта.

Самым безопасным и благоразумным вроде бы выглядел вариант не складывать все патроны в одну обойму, а подстраховать один заказ вторым. Но на практике это вышло как-то не очень. Формально швейцарский Solothurn принадлежал немецкому концерну  Rheinmetall-Borsig AG, а немцы в тот момент были не готовы портить отношения с СССР из-за какой-то там Финляндии. Для покупки ПТР пришлось изобретать сложную схему с закупкой ружей болгарского заказа через Италию. В итоге партия ПТР прибыла весной 1940 года  и на достойное украшение новогодней ёлочки уже не тянула.

Трудным оказался путь и собственной разработки, но уже по вине самих финнов. Точнее споров Лахти с военными и военных между собой: каким именно, под какой патрон должно быть новое ПТР,  можно ли сделать сразу противотанковый пулемет, чтобы он еще был немножечко зенитным? Пока шли «дебаты», Лахти прорабатывал свои собственные патроны – 13,2 х 120 мм и 20 x 113 мм. Второй вариант, по мнению Аймо, выглядел предпочтительней. Однако и тут разногласия и производственные проблемы привели к тому, что решение о производстве финских ПТР было принято всего за два месяца до начала «зимней войны». Разумеется, развернуть сколь-нибудь массовое производство за такой короткий срок никто не успел, а затем стало немного не до того. На войну попали только два опытных образца 20 мм ПТР и три ранее построенных прототипа 13,2 мм пулемета.

Одним из уроков, которые извлекли финны из этой истории, стало понимание, что оригинальность хороша, но в меру. Поэтому последующие серийные ПТР Лахти были сделаны под патрон (или уже малокалиберный снаряд) 20×138 мм в  Lang Solothurn. Он применялся как в приехавших наконец-то швейцарских ПТР, так и в немецких 20 мм зенитных и танковых пушках, а также имел не только бронебойный, но и другие типы снаряжения, что позволяло эффективно использовать ПТР по «мягким целям». Учитывая, что чем дальше, тем меньше даже в глуши советско-финского фронта оставалось танков противопульного бронирования, Lahti L-39 постепенно утрачивала свое противотанковое назначение, превращаясь в крупнокалиберную снайперскую винтовку.

140212-main.jpgФинские солдаты переносят 20 мм противотанковое ружье Лахти VKT L-39 через железнодорожную насыпь.

Хотя первые серийные ПТР «Лахти» финны «утратили в бою» еще в 41-м году, на советский стрелковый полигон ПТР попало лишь летом 44-го, когда в ходе Выборгско-Петрозаводской операции финны утратили более 300 Lahti L-39 — очень уж неудобно было убегать с ним от наступающих «тридцатьчетверок». 

Уже на первом этапе, исследуя работу автоматики ПТР, офицеры полигона отметили сходство отдельных узлов с уже известными им образцами. Так, система штока с поршнем, расположенная снизу, и являющаяся отдельной от рамы деталью, живо напомнила им СВТ и ПТРС, а система запирания – чешский ручной пулемет ZB-30 и японский ручник 1922 года.

Вместе с ПТР также внимательно изучили четыре захваченных вместе с ним патрона. При этом патроны с маркировкой BPD были идентифицированы как итальянские, по аналогии с ранее захваченными боеприпасами к итальянскому пулемету. Действительно, это были снаряды производства итальянской фирмы Bombrini, Parodi & Delfino.  На самом деле итальянских снарядов было даже два вида – маркировка SMI расшифровывалась как Società Metallurgica Italiana, но в 1944 году у сотрудников полигона имелись проблемы с доступом в интернет. Наконец, еще один снаряд, также не опознанный на полигоне, на самом деле был родным финским, производства Tikkakoski Ammunition Co.  Интересно, что стальная гильза немецкого производства вызвала проблемы с экстракцией, зато с латунными финскими ПТР стреляло без каких-либо проблем.

SmiG.jpg

Bpd11429ix3940G.jpg

Но вне зависимости от места рождения, противотанковые возможности 20 мм бронебойных оставляли желать лучшего. При стрельбе по 30 мм бронелисту надежные пробития получились не дальше 175 метров. Этого, в общем, было маловато и для 41-го, не говоря уж о 44-м. Как отметили испытатели, плохие результаты пробиваемости были вызваны как малой начальной скоростью снаряда, так и качеством стального корпуса, уступавшего по твердости даже сердечникам отечественных 14,5 мм бронебойных пуль Б-32. Напомним, что Б-32 предназначались для легких целей, против танков имелись 14,5 мм Б-41 с металлокерамическим сердечником из карбида вольфрама. Поэтому, хотя в итоговом выводе и были отмечены некоторые потенциально интересные особенности конструкции творения Аймо Лахти,  вывод испытателей был достаточно скептичен.

«В целом конструкция оружия интереса для отечественной оружейной техники не представляет. Отдельные узлы и механизмы ружья конструктивно в некоторой степени оригинальны и могут обратить на себя внимание отечественных конструкторов, с точки зрения подхода к разрешению отдельных вопросов конструкции того или иного узла или механизма. 

По своим маневренным качествам финское ПТР образца 1939 года стоит значительно ниже, имея вес больше, чем ПТРД, в 2,86 раза и в 2,56 раза больше, чем ПТРС. По габаритам финское ПТР образца 1939 года также уступает отечественным ружьям ПТРД и ПТРС.

По боевым качествам финское ПТР образца 1939 года стоит значительно ниже отечественных ружей ПТРД и ПТРС и даёт меньше бронепробиваемости примерно в два раза. Так, броня толщиной 30 мм финским ружьём пробивается только с дистанции не более 175 м (при стрельбе бронебойно-зажигательно-трассирующими снарядами), в то время как отечественные ружья ПТРД и ПТРС пробивают эту же броню с дальности порядка 300–350 м».

Теги по теме:
Отчет стрелкового полигона
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии