ОРУЖИЕ

Конструкторская мозаика: безопасные револьверы «Ивер-Джонсон». Задолго до Гастона Глока

30 марта 2020
Начинаем новую рубрику, в которой расскажем о реальных заимствованиях конструкторских идей и решений и о популярных заблуждениях на этот счет, бытующих в оружейном мире

В дни, когда школьники и дошкольники не заняты уроками или хотя бы играми на свежем воздухе, а имеют доступ к интернету, в российском сегменте мировой паутины очень возрастает число свидетелей секты Шмайссера, на разные лады повествующих, как гениальный немецкий конструктор сделал лучший в мире автомат вместо «какого-то там сержанта без образования». Проверено многолетним опытом, к гадалке не ходи. Как водится, главным аргументом «за» является исключительно внешнее сходство двух образцов оружия в собранном виде – ведь даже неполная разборка этот миф опровергает начисто. 

Сегодня наравне с АК во всем мире огромной популярностью пользуется оружие другого конструктора, который, вот совпадение, также не учился на оружейника, до создания своего знаменитого образца вообще не занимался конструированием оружия, да и после как-то не радовал своих многочисленных поклонников фонтаном гениальных идей. Все это, если кто до сих пор не догадался, относится к Гастону Глоку, и именно к его пистолету мы присмотримся внимательней. 

Одной из фирменных фишек пистолетов Глока является отсутствие неавтоматических предохранителей. Маркетологи «Глока» не устают повторять, что их система Safe Action обеспечивает достаточную надежность. Можно даже и не спорить с этим, но вот насколько это система их? 

2a._ivj.mcm_.1903.7.png

В наши дни американскую фирму Iver Johnson вспоминают лишь любители стрелкового оружия, а также ценители старинных велосипедов и мотоциклов. По мнению последних, колесные образчики продукции фирмы, производимые на рубеже XIX-XX веков, были весьма качественными для своего времени, а также имели в своей конструкции ряд передовых (для своего времени) технических решений. Но все же основным направлением фирмы был огнестрел. Компания специализировались на производстве недорогих компактных револьверов, и основатель компании, норвежец Ивер Джонсон, отлично понимал, что для его продукции важнейшими качествами являются надежность и безопасность. В отличие от армейских или полицейских моделей, его револьверами будут пользоваться не обученные профессионалы, а простые люди, смутно помнящие, что эту штуку надо направить на цель и нажать на спуск. Люди, которые будут таскать револьверы в карманах со всякой мелочевкой, взводить, а затем неаккуратно спускать курок, оставлять на виду у детей и так далее.

17012524_2.jpg

Надо сказать, что Ивер и сам был неплохим конструктором, но главное, он сумел собрать у себя отличную команду, в частности, у него работал еще один известный эмигрант – швед Оскар Моссберг (эту фамилию наверняка знают любители дробовиков), еще один норвежец Рейнард Торкельсон и, наконец, Эндрю Фрайберг. Именно благодаря их работе появилась серия револьверов с названием Safety Automatics – автоматическая безопасность. Специальная деталь защищала патрон в каморе от удара курка. Единственной возможностью выстрелить было правильное нажатие на спуск.  

Iver Johnson Revolvers -1909A.jpg

Это было, как сказали бы сейчас, 100% попадание в целевую аудиторию. Относительно дешевые (около шести долларов), качественные, превосходящие свои аналоги по надежности и безопасности револьверы раскупались в огромных количествах. Хотя по современным меркам они бы считались маломощными, тогдашних покупателей все устраивало и, как будет видно ниже, не без оснований. 

Screenshot_1.png

Уже первая модель была выпущена в количестве 250 000 штук, а усовершенствованная вторая разошлась по рукам и карманам тиражом почти в миллион экземпляров. Компания даже отказалась от велосипедного и мотоциклетного производства, целиком сосредоточившись на выпуске оружия. Конкурировать по прибыльности с револьверами у велосипедов не вышло. Даже Великая депрессия не особо сказалась на компании – в «ревущие двадцатые» даже не очень богатые люди готовы были раскошелиться на личного карманного защитника. 

Точно неизвестно, скольких преступников сразили пули револьверов «Ивер Джонсон». Зато есть другая информация о том, как от них досталось представителям высшей власти США. 6 сентября 1901 года анархист Леон Чолгош дважды выстрелил из револьвера IJ калибра .32 в тогдашнего президента США Уильяма Маккингли. Хотя, как уже было сказано, патроны ивер-джонсонов по современным меркам были довольно слабые, и одна пуля даже отрикошетила от пуговицы, оставшейся хватило для смертельного исхода. 
Больше повезло Франклину Рузвельту. Покушавшийся на него Джузеппе Зангара успел выстрелить целых пять раз, из-за маленького роста итальянцу пришлось встать на складной стульчик и пытаться найти свою жертву поверх толпы. В результате ни одна из пуль в президента так и не попала, зато выстрелами Джузеппе были ранены пять человек, один из которых – стоявший рядом с Рузвельтом мэр Чикаго Сермак – впоследствии скончался.  

880px-McKinleyAssassination.jpg

И, наконец, последней знаменитой жертвой револьверов с совой на рукоятке стал политик из клана Кеннеди. Правда, Роберт в тот момент еще не успел занять кресло покойного брата. Он являлся лишь кандидатом в президенты,но с очень высокими шансами на победу. 5 июня 1968 года в коридоре отеля его путь пересек палестинский эмигрант Сирхан с восьмизарядным револьвером Iver-Johnson Cadet. В этот раз калибр оружия был еще меньше – .22LR. Но и Сирхан оказался лучшим стрелком, чем его предшественники. Три пули попали в Кеннеди, еще пять – в окружающих. 

Ну и в завершение статьи вернемся к тому, с чего начали, – сравнению систем револьверов Ивера Джонсона и Гастона Глока. Если вы по-прежнему сомневаетесь, что гениальная глоковская Safe Action была придумана еще в конце XIX века – что ж, подержанные иверы продаются и сейчас. Стрелять современными патронами, правда, из них не рекомендуется, но разобрать и сравнить с «потрохами» лежащего рядом глока вполне можно. Главное, детали не перепутайте.

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии
2