ОРУЖИЕ

История калибра: патрон Блюма 5,6х39 мм

19 июня
Рассказываем историю создания советского патрона, известного за рубежом как .220 Russian, высоко ценимого американскими стрелками

Для любителей истории советского стрелкового вооружения имя Михаила Николаевича Блюма обычно связано с придуманным им учебным "пулеметом". Приставка к станковому "максиму" под дешевый малокалиберный патрон .22LR в 30-е производилась в больших количествах. Как и в случае с винтовками, тренировки с "мелкашками" облегчались еще и уменьшением требований к стрельбищу, как по дистанции, так и по мерам безопасности. Более того, зашла речь и о подготовке вне армии. В изданной незадолго до начала войны брошюре ОСОАВИАХИМ говорилось следующее: "Трудно переоценить значение малокалиберных пулеметов". Помимо удешевления подготовки пулеметчиков, эти пулеметы дают возможность ОСОАВИАХИМ широко развернуть массовый пулеметный спорт. О важности такого спорта много говорить нет нужды. В самом деле, опыт подготовки в группах ружейных стрелков показывает, что для мобилизационной готовности страны стрелковый спорт имел, имеет и будет иметь большое значение. Стрелковый спорт — одна из эффективных форм совершенствования гражданского населения в искусстве меткой стрельбы. Однако как подготовка, так и совершенствование стрелков — дело более легкое, чем подготовка и совершенствование пулеметчиков. Тем большее значение приобретает пулеметный спорт. До создания малокалиберных пулеметов высокая стоимость боевых пулеметов "их амортизация, сложность хранения и необходимость иметь специальные стрельбища ограничивали развитие пулеметного спорта. Теперь же есть все возможности для широкого развития этого спорта. И эти возможности должны быть полностью использованы".

1267517932_09_01.jpgПулемет Блюма

Возможно, еще через несколько лет эти планы могли стать реальностью – ведь и современный олимпийский биатлон когда-то вырос из вполне армейской "гонки лыжных патрулей". Но у ОСОАВИАХИМ с пулеметным спортом "не сложилось", а сам М.Н. Блюм к этому моменту был занят более важным для страны делом – работой над противотанковыми ружьями. Тут ему повезло меньше – ни созданные до войны образцы, ни ПТРБ, которое уже в ходе Великой Отечественной создавалось под его руководством в ОКБ-16, в серию по ряду причин так и не попали. Зато полученный опыт по созданию боеприпасов с большой начальной скоростью на основе уже существующих гильз пригодился Михаилу Николаевичу в дальнейшем при создании новой линейки отечественных охотничьих патронов. И если во время войны Блюм обрезал гильзы снарядов от авиационных и зенитных пушек, пытаясь разогнать бронебойную пулю 14,5 мм до заветных 1500 м/с, то сейчас перед ним была другая задача.

Впервые продемонстрированный в 1955 году патрон 5,6х39 мм предназначался в первую очередь для стрельбы по мелкой и отчасти средней дичи. Учитывая, что в то время отечественные охотники были, мягко говоря, не избалованы разнообразием патронов и оружия, новый боеприпас, как и созданные для него стволы, – в первую очередь, карабины "Барс", – раскупались очень даже неплохо.

21vekapatron-12.jpgШтатные армейские автоматные патроны 5,56х45 NATO с пулями М855 и М855А1 в сравнении с: .220 Russian (основа для разработки некоторых современных патронов), 6,5 Grendel, 6,5×47 Lapua, 6,8 mm SPC и .30 Remington AR

Обычно в характеристиках патрона указывается скорость "до 1200 м/с" и объемы гильзы действительно позволяют её достичь. Но в этом случае применение патрона, особенно с полуоболочечной пулей на ближних дистанциях по мелкой дичи или птице, становится весьма сомнительным делом. В цель-то пуля попадает очень хорошо, но вот остается от цели очень и очень мало. В случае птицы, как правило, лапки и голова, ну а у пушных зверьков говорить о целостности шкурки не приходится.

Тем не менее, потенциал детища Михаила Николаевича оценили быстро… и не только в СССР. Сначала им заинтересовались финны. К 1965 году патрон Блюма под "импортным" названием .220 Russian появился в каталоге фирмы Lapua. А его внимательно читали не только в родной Скандинавии, но и по всему миру, особенно – за океаном. Американских стрелков очень заинтересовал новый "русский" боеприпас. В частности¸ короткая и толстая гильза с её возможностями для создания "горячих" патронов с высокими рабочими давлениями. Благодаря работе любителей высокоточной стрельбы, в первую очередь, Луису Пальмизано и Феррису Пинделлу, для американских стрелков очень скоро стала доступна новая линейка "чемпионских" патронов РРС (Palmisano & Pindel Cartridge). Если посмотреть на данные соревнований за последние годы, то легко можно увидеть, какое распространение получили потомки "русского" патрона. Хотя в наше время в продаже имеются и гильзы PPC заводского изготовления, многие стрелки до сих пор предпочитают самостоятельно изготавливать из гильз .220 Russian.


А еще одним очень известным потомком патрона Блюма стал патрон 6,5 мм Grendel, но это история заслуживает уже отдельного рассказа.

Конечно, возможности патрона Блюма для стрелкового спорта оценили также и в СССР, причем раньше американцев. Еще в 50-х, в КБ Евгения Драгунова началась разработка винтовок для дисциплины "бегущий олень". Перебрав несколько вариантов, ижевские конструкторы обратили внимание на 5,6х39 мм с его отличной пологой баллистикой, сравнительно небольшим импульсом отдачи, а также короткой гильзой, что позволяло уменьшить ход затвора и повысить скорострельность. Итогом работ стало появление в арсенале советских спортсменов серии винтовок МБО. Патрон Блюма для них также был модифицирован, получив пулю меньшей массы – 2,7 гр, зато начальная скорость достигла 1045 м/с.

3cc0e26a-7b30-4b2e-8847-fb016a0e286b.jpgВинтовка серии МБО

А в заключение дадим слово американским стрелкам:

"Without the Lapua .220 Russian case, short-range benchrest group shooting would never have evolved to where it is today".

Теги по теме:
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии