zonwar.ru

ОРУЖИЕ

История калибра: бесшумный патрон Гуревича

30 января
Первый бесшумный советский патрон «замкнутого типа», признаком выстрела которого являлся запах спирта

Этому патрону не суждена была долгая служба и мировая известность. Напротив, его судьба оказалась похожа на его же выстрел – беззвучный, беспламенный, почти не оставляющий следов. Но все же в линейке боевых советских бесшумных патронов «замкнутого типа» он стал первым – патрон ТКБ-347 для револьвера системы Гуревича.

Первые устройства для глушения звука появились еще в конце XIX века. А уже в начале XX века Хайрем Максим (сын изобретателя знаменитого пулемета) запатентовал и начал серийное производство глушителей для огнестрельного оружия, очень похожих на современные ПБС. Интересно, то тогда новинка военных практически не заинтересовала, и долгое время глушители в США спокойно покупались только стрелками-любителями, не желавшими беспокоить соседей грохотом выстрелов.

046726a01adfbd03000b34d2c3be692a47.jpgРевольвер системы Гуревича

В СССР перед войной также велись эксперименты с приборами для глушения звука выстрела. Наиболее успешным образцом перед войной по итогам испытаний был признан "Брамит" конструкции И.Г. Митина. Предназначен был "Брамит" для винтовки, но существовали также варианты для револьвера "наган" и даже пулемета ДП. Но если "винтовочный" вариант для разведчиков и партизан производился крупными партиями, то "револьверный" особой популярностью не пользовался. Считалось, что глушитель увеличивал размеры и вес револьвера, делая его неудобным в использовании.

В 1943 году свой вариант решения этой проблемы предложил инженер  Е.С. Гуревич, работавший в тот момент с тульским ЦКБ-14. В его системе бесшумность выстрела обеспечивалась не дополнительным прибором… а конструкцией патрона. Гуревич использовал патрон замкнутого типа, с жидкостным толкателем. Принцип «гидропередачи», как это именовалось в те времена, настолько впечатлил своими возможностями военных, что в планах ГАУ КА даже появились требования на бесшумное… противотанковое ружье.

Гуревич_11.jpgЕвгений Гуревич

Впрочем, в «железе» результаты были скромнее. К 43-му году на полигоне прошли испытания несколько опытных образцов Гуревича калибра 5,6 и 6,5 мм. А к 44-му был уже готов и более серьезный боевой образец – револьвер калибра 7,62 мм под специальный бесшумный патрон. Пуля была взята от патрона 7,62х25 мм ТТ, что упрощало производство и позволяло скрыть следы применения специального оружия. В качестве рабочей жидкости в патроне использовалась смесь из 60% спирта и 40% глицерина, позволявшая использовать оружие при минусовых температурах. В документах связанных с револьвером, этот патрон проходил под индексом конструкторского бюро – ТКБ-347 – или как «патрон Генри». Последнее, впрочем, вовсе не означало, что он был позаимствован у некоего Генри – в одной из поясняющих записок конструктор назвал его «патрон девиза Генри». Без расшифровки, но, по всей видимости, это название было как-то связано с фамилией разработчика.

В июле 1944 года револьвер Гуревича прошел испытания на стрелковом полигоне ГАУ КА. Для сравнения был использован револьвер наган с глушителем «Брамит». Уже первый этап испытания – на слышимость – показал, что система Гуревича явно лучше и перспективней. Если хлопок «Брамита» для находящегося в 40 шагах наблюдателя воспринимался как тихий выстрел, то для револьвера Гуревича был слышен «более слабый звук, не похожий на звук выстрела». Также испытатели отметили полное отсутствие запаха пороховых газов – вместо них, как было указано в  отчете: «в воздухе слышится запах спирта».

95ad3c82-aa4d-4a12-a451-6281d922e589.jpgРевольвер Наган

Дальнейшие испытания показали, что при стрельбе на кучность револьвер Гуревича не только точнее, но и надежнее. Наган с глушителем дал большое число овальных пробоин, а в последней серии выстрелов и вовсе попал в щит только семь раз из десяти, после чего в протоколе испытаний зафиксировали, что нормальную живучесть резиновых столбиков «Брамита» следует считать равной 20 выстрелам.

Что же касается стрельбы в сложных условиях, то здесь преимущество «спирто-глицеринового» револьвера оказалось подавляющим. При заморозке до -56 градусов у нагана при первом же выстреле выбросило пробку из переднего столбика – как и следовало ожидать, резина при столь низкой температуре утратила эластичность. При попытке продолжить стрельбу, выяснилось, что пули приходят в мишень плашмя. Смесь патрона Гуревича, как показали испытания, обеспечивала нормальную работу до -75 градусов.

По итогам испытаний стрелковый полигон сделал следующее заключение: «По габаритам, удобству пользователя, надежности действия в ухудшенных условиях и степени глушения звука выстрела револьвер Гуревича превосходит револьвер Наган с прибором Брамит. Целесообразно изготовить  серию револьверов Гуревича для проверки возможности использования их в специальных частях Красной Армии».

По некоторым данным, была изготовлена опытная партия из 50 револьверов. Возможно, повернись все чуть по-другому, и РГ-45 надолго бы прописался в кобурах войсковых разведчиков и бойцов тех самых «специальных частей». Но война закончилась и тема «бесшумного» оружия на некоторое время также «заглохла». Разработкой следующего поколения советских патронов замкнутого типа уже в 50-х занялся в том же ЦКБ-14 другой конструктор – Игорь Стечкин.  


 

Теги по теме:
  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии