ОРУЖИЕ

История калибра: 9×23 mm Largo. Загадка Хемингуэя

18 ноября 2019
Рассказываем, как немецкий конструктор Теодор Бергманн сумел создать основной патрон для испанской армии

Роман «По ком звонит колокол» заслуженно считается одной из лучших работ Эрнеста Хемингуэя. Причем это касается не только его литературных достоинств, но и оружейных. Например, легендарный основатель IPSC Джеф Купер говорил, что роман включает в себя лучшую сцену перестрелки из когда-либо написанных. Будучи опытным охотником и стрелком, Хемингуэй любил оружие и хорошо знал о чем писал, и это не смогли безнадежно испортить даже в переводе. 

«Всадник теперь почти поравнялся с ним. Он ехал на крупном сером мерине, и на нем был плащ, накинутый на манер пончо, берет цвета хаки и высокие черные сапоги. Из чехла, висевшего на седле справа, торчал приклад и продолговатый магазин автомата.

Он потянулся вниз, вынул из чехла легкий автомат с предохранительным кожухом, вернее, пистолет-пулемет, приспособленный под девятимиллиметровые патроны, и оглядел его со всех сторон.

Пабло ехал впереди, а двое мужчин шли за ним гуськом, чтобы не оставлять лишних следов. Роберт Джордан нес свой автомат дулом вниз, держа его за переднюю скобу. Хорошо бы, если б к нему подошли патроны от автомата убитого, подумал он. Да нет, не подойдут. Это немецкий автомат. Это автомат Кашкина».

Читая книгу в первый раз, я не обратил внимания на эти строки. Но много лет спустя, перечитывая, неожиданно споткнулся о них взглядом и задумался – а что за оружие вывел в тексте Хемингуэй?

Imagen-2.jpg

Проще было с оружием самого Роберта Джордана. Испанские республиканцы закупали много оружия, но среди пистолетов-пулеметов под описание лучше всего подходит ERMA EMP-35, закупавшаяся через Польшу. Их республиканцам перепало больше всего – 3250 штук.

Но если у Кашкина был немецкий автомат под стандартные 9х19 Люгер, почему же для него не подошли «девятимиллиметровые патроны» кавалериста? Да и в финальной сцене Роберт говорит: 

«— Эту maquina я оставлю себе, тут всего несколько патронов, — сказал Роберт Джордан. — Ты таких не достанешь. Для большой и для той, которая у Пабло, можно достать».

Фраза вполне понятна, если знать, что до Второй мировой войны патрон 9х19 мм был всего лишь одним из множества патронов своего класса. Что же касается республиканских партизан, то в тылу франкистов им действительно было куда проще раздобыть другие боеприпасы.

Немецкий конструктор и фабрикант Теодор Бергманн когда-то мечтал стать знаменитым создателем автомобилей или хотя бы велосипедов. Но хотя Бергманна действительно считают одним из пионеров немецкого автомобилестроения, наравне с Бенцем и Даймлером, отношения с огнестрельным оружием у него складывались как-то удачнее. Возможно, это связано с тем, что автоконструктором у него был Йозеф Фольмер, будущий создатель танков A7V и LK I, а вот конструкторов стрелковки у него трудилась целая династия – Луи Шмайссер и его сыновья Ханс и Уго.

Впрочем, первые оружейные изделия Бергманна также не принесли ему славы в мировом масштабе. Взлететь получилось лишь в начале XX века благодаря с разработанному «с прицелом» на военных заказчиков пистолету Bergmann Mars. Первоначально его создавали под патрон 7,63 Маузер (будущий прототип нашего патрона ТТ), но затем Бергманн решил, что военным много дури в патроне не бывает, и перепроектировал пистолет под новый мощный боеприпас 9х23 мм. По нашим представлениям, даже для начала прошлого века конструкция «Марса» выглядела архаично – магазин располагался не в рукоятке, а перед спусковым крючком. Но в тот момент более привычная нам компоновка еще не успела стать общепризнанной и классической. Надо сказать, расчет Теодора Бергманна оправдался даже более полно, чем он рассчитывал. Уже в 1905 году последовал заказ от испанской армии на 3000 пистолетов. В тот момент Теодор еще не окончательно расстался с иллюзиями стать автомобильным магнатом, поэтому перепродал контракт бельгийцам. В результате Bergmann Mars превратился в Bergmann-Bayard. Следом за испанцами подтянулись датчане, а в Первую мировую пистолет попал и на вооружение немецких войск. 

Mars.pngBergmann Mars

Но если датчане довольно долго не могли расстаться с Bergmann-Bayard, то испанцы сразу отправили новые пистолеты в Африку, в страну беспорядков. По итогам боевого применения пистолеты были сочтены не очень удачными, в отличие от патрона, получившего официальное название 9mm Largo. Именно под этот боеприпас был сделан и следующий испанский армейский пистолет Campo Giro M1913, из которого затем вырос более известный и популярный Astra 400. А кроме него – еще множество других карабинов, пистолетов-пулеметов и пистолетов, среди которых особенной популярностью пользовались варианты Star и Llama по мотивам американского М1911, но под испанский патрон. 

2009.jpg

Судя по тексту Хемингуэя, у кавалериста был либо пистолет-пулемет, разработанный конструкторами все той же фирмы STAR Bonifacio Echeverría SA, незадолго до начала войны разработавшей две модели – RU-35 и SI-35. Однако даже более вероятно, что у франкиста забрали нелицензионную копию MP 28 II – модификацию знаменитого Maschinenpistole 18, разработанного братьями Шмайссер на фабрике Теодора Бергманна.  Испанцы закупали их и производили сами именно под свой 9mm Largo.

star_ru35.jpgПистолет-пулемет Star RU-35

В отличие от героя романа Хемингуэя, патрон Бергманна на испанской службе благополучно пережил и гражданскую, и последовавшую вскоре Вторую мировую войну. Сами испанцы прекратили его выпуск лишь в 80-х годах. Впрочем, благодаря огромному числу выпущенного под этот патрон различного оружия, его производство наладили некоторые американские фирмы. Правда, как предупреждают различные сайты и справочники, нельзя пытаться заряжать старые пистолеты 1996 года новыми патронами 9х23 Винчестер, рассчитанными на современный порох и давление. Это может закончиться очень плачевно и для оружия, и для стрелка.

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии