ОРУЖИЕ

История калибра: 6mm U.S.N. Охота на дикие миноносцы

11 марта 2020
Жизнь, а точнее боевая служба флотского патрона, была яркой, недолгой и оставила глубокий след в американской истории стрелкового оружия

3 июля 1898 года рассветная тишина около пока еще испанского порта Сантьяго-де-Кубе внезапно сменилась грохотом пушек. Блокированная американцами эскадра испанского контр-адмирала Сервера пыталась выполнить приказ о прорыве в Гавану. Шансов на победу в бою у испанцев было мало, а вот надежда ускользнуть имелась – особенно у двух новейших эскадренных миноносцев «Фурор» и «Плутон», только два года назад сошедших со стапелей шотландской фирмы «Томпсон». Правда, им при прорыве прилетело от больших американских кораблей, но основным их противником стала канонерка «Глостер» – бывшая яхта финансиста Д. Моргана. Формально американец уступал двум испанцам по вооружению, но реальный бой не всегда укладывается в цифры справочников. С дистанции 2500 ярдов «Глостер» начал обстрел из орудий, а при сближении на 1200 ярдов к стрельбе подключились два 6 мм пулемета Кольта. Ответный огонь испанцев был частым… и неточным. Ни один снаряд или пуля в «Глостер» так и не попали. В итоге один «испанец» взорвался и затонул, второй поднял белый флаг. Согласно рапорту командира «Глостера», спасенные испанцы упомянули о «смертельном действии 6 мм пулеметов, прошивавших корабли насквозь».

Битва при Сантьяго стала грандиозным триумфом американского флота, на фоне которого остался практически незамеченным успех патрона 6mm U.S.N. В его короткой карьере это был, наверное, единственный случай, когда он получил шанс выполнить работу, для которой был создан. 

Screenshot_лдз.jpg

Появление в середине XIX века бронированных боевых кораблей стало началом очередного, теперь уже на море, соревнования снаряда с защитой. Вот только новым владыкам морей угрожали не только громадные пушки. Смертельно ужалить шестовой, а затем и самодвижущейся миной – торпедой – могли отныне и совсем небольшие кораблики. У них не имелось брони, однако небольшие размеры и высокая скорость делали их чрезвычайно трудной целью для крупнокалиберных, но, увы, неповоротливых пушек. Для защиты от этой угрозы броненосцы начали обрастать многочисленной мелкой, зато куда более разворотистой и скорострельной противоминной, а точнее противоминоносной артиллерией. А еще, хоть скорость у тогдашних торпедоносцев была поменьше, чем у самолетов Второй мировой, военные моряки вполне оценили, что по быстро движущейся в условиях плохой видимости цели хорошо стрелять из чего-то вроде пулемета. Очередь, хлестнувшая по палубе и рубке тогдашней миноноски, могла бы натворить немало дел. Но все же самым верным способом остановить идущий в торпедную атаку кораблик заключался в выводе из строя парового котла. Старые пули – низкоскоростные, безоболочечные – для этого подходили не очень хорошо. А вот новые…

В конце XIX века флот США даже в самых смелых мечтах не замахивался на первое место в мировом рейтинге, прочно и надежно, как тогда казалось, занятое британским Royal Navy. Но если армия США после Гражданской войны в основном занималась «антитеррористическим операциями» против индейцев, а наиболее вероятным противником считала Мексику, то задачи флота уже выглядели куда более обширно. Защита интересов США могла включать как оборону посольств, так и высадку достаточно крупных десантов для помощи нужным людям или просто наведения порядка. Разумеется, такого, который бы устраивал Вашингтон. 

Исходя из этих задач, военные моряки и сформулировали требования к перспективному стрелковому вооружению. Требовалось, чтобы новый патрон:

1) мог удачно использоваться как для винтовки, так и для пулемета,

2) имел высокую пробиваемость,

3) небольшой вес, поскольку для бойца десантной партии было желательно взять в носимый запас как можно больше патронов.

Итогом стало появление на свет патрона 6 mm Lee Navy  (6 × 60mmSR), как принято говорить, «значительно опередившего свое время». Для начала, калибр 6 миллиметров был не характерен для США, где метрическая система и в наши дни встречается далеко не везде. Бездымный порох, высокая начальная скорость и цельнометаллическая оболочка дали отличный результат по пробиваемости. В сравнительной таблице из годового отчета флота указывалось, что на дистанции в 500 ярдов старый спрингфилд пробил 10 дюймов сосны, а пуля нового патрона – 23. Начальная скорость при стрельбе из длинного ствола легкой пулей могла достичь 1000 метров в секунду, – для конца XIX века это выглядело чем-то из области фантастики. Да и с штатной пулей весом 7,3 гр скорость 780 м/с была вполне достойным результатом.

db9aff.jpeg6 mm Lee Navy

Не менее «передовым» было и принятое для нового боеприпаса оружие. Пулемет фирмы Кольт, разработанный Джоном Браунингом, хоть и не обрел столь же громкой славы, как другие образцы этого конструктора, но все же был первым принятым на вооружение образцом с газоотводной схемой работы автоматики.  При выборе же винтовки очень хорошие шансы были у конструкции Георга Люгера, но в итоге все же победителем стал американец шотландского происхождения Джеймс Ли. 

US-2.jpgСхема патрона Ли 

И патрон, и спроектированные для него образцы вооружения очень хорошо проявили себя в ходе испано-американской войны. Хотя много пострелять по миноносцам не вышло просто из-за отсутствия у испанцев большого количества кораблей нужного класса, винтовки Ли хорошо показали себя как оружие десанта. Благодаря обойменному заряжанию они демонстрировали более высокую скорострельность, чем новые армейские Краг-Йоргенсоны, не говоря уже о старых однозарядках добровольческих частей. А большой носимый боезапас, настильность и дальнобойность позволяли десантникам куда уверенней чувствовать себя в бою против испанцев с их маузерами.

Но, как это часто бывает, при переходе от экспериментов на полигоне к относительно массовому производству и эксплуатации выяснилось, что разработчики слегка переоценили уровень технического прогресса. Развертывание производства бездымного пороха оказалось более сложным делом, чем предполагалось, да и сами патроны получились дороже армейских боеприпасов. Всплыл и еще ряд проблем, хоть и меньшего масштаба и, в принципе, вполне решаемых в рабочем порядке при наличии времени. В конце концов, мало какая система при поступлении не демонстрировала букет «детских болезней». В случае же с «опередившим время» патроном и оружием для него, скорее было бы удивительным чудом, если бы обошлось без них.

screen-shot-2018-10-12-at-1-56-58-pm1.pngЗатворная группа винтовки «Ли-Нэви» 

Но как раз времени у «Ли-Нэви» не оказалось. Главный свой бой патрон и винтовка проиграли не в Китае или на Филиппинах, а в коридорах Вашингтона. В конце 1898 года на совещании представителей армии, флота и корпуса морской пехоты было принято решение, что все три ветки вооруженных сил должны перейти на используемые армией патрон .30-40 Krag и оружие под него. Ирония судьбы заключалась в том, что как раз «краги» проявили себя в только что прошедшей войне не очень хорошо, и офицеры Департамента Вооружений как раз начинали работы по поиску замены.

screen-shot-2018-08-23-at-9-57-48-am.pngМорские пехотинцы США с винтовками «Ли-Нэви»

Жизнь, а точнее боевая служба флотского патрона, оказалась похожа на его выстрел – она была яркой, недолгой… и оставила глубокий след в американской истории стрелкового оружия. Продемонстрированные малокалиберным высокоскоростным патроном достоинства отнюдь не были забыты, и к идее подобного патрона разработчики боеприпасов обращались снова и снова. В середине XX века один из таких витков спирали привел к созданию патрона для винтовки М16

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии