broneboy.ru

ОРУЖИЕ

Глазами фронтовиков: противотанковые ружья

24 января
Бойцы Красной армии в докладах говорят о положительных и отрицательных сторонах имевшихся на вооружении ПТР

Принято считать, что первыми противотанковыми ружьями в Красной Армии стали ПТР Дегтярева и Симонова.

В реальности еще до них было развернуто производство нескольких ПТР.

Во-первых, это была копия старого немецкого ПТР времен Первой Мировой, переделанной в 30-х под советский 12,7 мм патрон. В начале войны эти ружья производились под названием «ПТР Шолохова».

5e76d59s-960.jpg

Кроме того, осенью 41-ого в СССР попытались скопировать захваченное в первые дни войны немецкое 7,92 мм ПТР.  Но выяснилось, что и при наличии «перед глазами» образца, повторить его для советской промышленности не так-то просто. Отсутствие нужных порохов привело к изменению характеристик. Если на 7,92 мм германских патронах требуемая начальная скорость пули (1115 м/с) достигалась при давлении газов 2600-2800 кг/ см2, то на отечественных патронах такая же скорость достигалась при давлениях, превышающих 3000 кг/см2, что крайне негативно сказалось на надежности и живучести ПТР. Кроме того, испытания показали, что у «немок отечественного разлива» уже после 100 выстрелов резко снижается начальная скорость и они становятся фактически непригодными для борьбы с бронетехникой. В итоге военные забраковали «нелицензионную копию» – хотя есть информация, что некоторое количество этих ПТР все же использовались в бою при обороне Тулы.

Что же касается ПТР Дегтярева и Симонова, то в бой они пошли уже в ноябре под Москвой. На текущий момент первым упоминанием о их применении является оперативная сводка штаба 316-й (панфиловской) дивизии от 15 ноября 1941 года.

s-PTR-99.jpg

«ПТР имели применение в Ширяево, подбито – один танк, который уведен на буксире в Морозово».

Хотя командование и просило в докладах подробнее описывать  применение ПТР и его результаты, выполняли это распоряжение далеко не все.

«4-5.3.1943 в бою за д. Знаменку противник пустил в контратаку два малых танка, четыре средних и один тяжелый танк. В результате боя два малых танка противника были  сразу же выведены из строя ПТР, 1 средний танк был подорван миной. Остальные танки противника не были повреждены, хотя и велся по ним огонь на расстоянии 20-400 метров.

Вывод: В бою за Знамеку ПТР не было выведено из строя ни одного среднего и тяжелого танка противника, а посему точных данных о пробиваемости брони дать невозможно».

Но главная проблема с ПТР была впереди. Оба варианта разрабатывались и принимались на вооружение достаточно поспешно. Вдобавок, ухудшилось качество изготовления патронов. Уже весной из войск начали поступать сообщения о большом количестве проблем с ПТРД. Пыль и жара приводили к тому, что гильза после выстрела застревала. Выбить ее можно было лишь ударами колотушки – деревянного молотка. Последнее, в свою очередь, вело к поломке затвора, как показали полигонные испытания - уже через несколько десятков выстрелов.

Решить эту проблему получилось лишь осенью 42-ого, введя изменения в конструкцию ПТРД и лакировку гильзы патрона 14,5 мм.

s-PTR-40-2.jpg

Но уже летом следующего, 1943 года, появление у немцев новых типов танков и введение для старых машин бортовых экранов резко снизило эффективность ПТР. Проведенный осенью следующего, 1944 года, опрос о применении ПТР дал очень разные оценки.

«С появлением более мощных танков ПТР Дегтярева и Симонова как средство противотанковой борьбы  – малоэффективны. ПТР Дегтярева могут быть использованы при стрельбе по легким и средним танкам, бронетранспортерам, по амбразурам ДОТ и ДЗОТ и стрельбе по самолетам. ПТР Симонова, ввиду частых задержек во время стрельбы и не точности стрельбы, из-за большой отдачи – не оправдывает себя в боевой обстановке».

«В беседе с офицерами и красноармейцами подразделений ПТР и наблюдением в ходе боев установлено, что ружья Симонова имеют следующие недостатки:

В условиях боевой обстановки происходят частые засорения запирающего механизма, на устранение которых требуется большое количество времени. В результате задержки ружье перезаряжает стрелок и ведет одиночные выстрелы. Много случаев, когда производится отрыв головки гильзы, что требует много времени для извлечения оставшейся гильзы».

«ПТ ружье системы Симонова. 

Положительные стороны: обладает точностью боя, может поражать легкие и средние танки противника с одного-двух выстрелов на расстоянии до 400 метров. При тщательном уходе хорошо применимо при стрельбе по воздушным целям.

Отрицательные стороны: тяжелое, по сравнению с ружьем системы Дегтярева, требует тщательного ухода. Сложно в регулировке газовой каморы, которая часто засоряется, при стрельбе дает много задержек, как-то: разрыв гильзы, заклинивание, при ничтожном попадании песка в затворную часть совершенно отказывает в работе; опыт показал, что из ружья Дегтярева можно гораздо больше раз выстрелить, нежели из ружья системы Симонова».

raschet.jpg

«Опыт боев показал, что лучшим противотанковым ружьем является ПТР системы Симонова. Основными недостатками ПТР системы Дегтярева является:

А) малая скорострельность,

Б) сильная отдача при выстреле,

В) частые случаи неизвлечения стреляной гильзы».

«Из-за громоздкости размера ПТР легко обнаруживается противником и огнем пулеметов и легкой артиллерией быстро выводится из строя. Дальнейший выпуск ПТР без модернизации таковых, как средство борьбы с броней противника не целесообразен».

«Предпринимая контратаки, противник, как правило, поддерживает их незначительным количеством танков и самоходных орудий (на роту 5-6 машин). Чаще всего, следуя за боевыми порядками пехоты, они действуют как орудия сопровождения пехоты, прикрытые своей пехотой, ведут огонь на подавление ОТ, мешающих продвижению пехоты. В этом случае пехота противника своим оружием уничтожает расчеты ПТР. Расчеты ПТР в таком виде боя вынуждены вести борьбу в первую очередь с пехотой противника, при этом сами несут большие потери и не выполняют поставленных перед ними задач, потому что действительность ружей ПТР не позволяет уничтожать танки противника на дистанции свыше 150 м».

«В боях с 19 июля по 23 июля 1943 г. под д. Столбчее Болховского района Орловской области, в период сильных танковых атак со стороны противника, когда в атаку одновременно выходило до 100 танков противника, с нашей стороны на борьбу с танками были пущены в ход все средства, в том числе и противотанковые ружья. Всю тяжесть борьбы с танками противника несла на себе противотанковая полковая и дивизионная артиллерия. Из противотанковых ружей дивизии было подбито 2 танкетки и сожжено две бронемашины. Потери противотанковых ружей за 5 дней боев составили 45 штук (с расчетами)».

«В лесисто-болотистой местности, где противник на всех участках применять тяжелые танки не может, а больше вынужден применять средние, легкие танки и бронетранспортеры с автоматчиками, ПТР играли большую роль, особенно там, где затруднен маневр артиллерией. С большой эффективностью ПТР применялись в населенных пунктах.

При применении противником крупных танковых масс на открытой местности, когда ведущими являются тяжелые танки, эффект от применения ПТР незначителен.

Ружье системы Дегтярева при применении патрона БС-41 дает наиболее эффективные результаты, проще по устройству и легче на 4,3 кг.  ружья Симонова. Единственным недостатком ПТР Дегтярева надо считать плохое экстрагирование гильз, независимо от соблюдения технических условий. ПТР Симонова тяжелое, обоймы теряются. Требуется исключительно тонкая смазка для нормальной работы и имеет больше задержек».

post-25224-0-03523900-1515130015.jpg

«В проведенных танковых боях под Шауляем эффективность ружей ПТР по танкам была незначительна. 18.8.44 г по танку «Тигр» было произведено 80 выстрелов с дистанции 150-200 м и безрезультатно. Ружья ПТР себя оправдали только в борьбе с бронетранспортерами (из общего количества подбитых бронетранспортеров до 30% принадлежит огню из ПТР)».

«Опытом боевого использования ПТР подтверждается, что из вооружения стрелковых полков ПТ ружья - совсем изъять, оставив в стрелковых батальонах по одному взводу, вооруженному 6-9 ПТР Симонова для усиления штурмовых групп, для ведения огня по ДОТ, ДЗОТ, открытым огневым точкам и для борьбы в населенных пунктах, так как ПТР Симонова самозарядное и его лучше можно применять при внезапно появляющихся целях (бронемашины, бронетранспортеры или грузовые автомашины)».

«При осмотре оружия в войсках фронта встречались ПТР Дегтярева (с муфтой и без муфты) и Симонова. За весь период при осмотре оружия не было предъявлено ни одного ПТР, из которого был бы подбит хотя бы один танк. ПТР в артиллерийских и минометных бригадах боевого применения не имеют вообще. Во 2-й мотострелковой бригаде 3 танкового корпуса ПТР сданы на склад. По оценке офицеров ПТР Дегтярева и Симонова, вследствие резкого усиления брони танков, своего прямого назначения выполнять не могут. Стрелять же по ДЗОТ, пулеметным гнездам и т.п. не всегда выгодно, так как часто подавляется само ПТР, нежели ДЗОТ или огневая точка противника».

Как видно из этих отзывов, уже в 43-44 годах эффективность ПТР как противотанкового средства для фронтовиков была довольно сомнительной. Начиная же с 1944 года все большую роль в противотанковой обороне советской пехоты начинали играть… трофейные фаустпатроны, которые Красная армия захватывала в больших количествах. Помимо борьбы с танками, «фаусты» на завершающем этапе войны также активно применялись в городских боях и как противопехотное средство. Поэтому уже в 45-м в отчетах с фронта вывод о ПТР часто звучал так:

«Желательно: ружья ПТР заменить «фаустпатроном».


 

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии