ОРУЖИЕ

Элементы производства выстрела

29 июня 2020
Запускаем цикл публикаций, посвящённых производству выстрела

Данной статьёй группа экспертов ГК «Калашников» открывает цикл публикаций, посвящённых производству выстрела. В нём мы постараемся подробно рассмотреть элементы производства выстрела, справедливые для любого вида стрельбы, а также поговорим о терминологии. В данной статье мы умышленно не говорим о конкретных видах стрельбы или способах ведения огня, о спорте или служебно-боевой деятельности.

В нашей команде специалисты, которые с оружием на «ты» не годы – а десятилетия. Некоторые из нас познакомились со стрельбой в детстве в спортивных секциях, кто-то взял оружие первый раз в армии, и это предопределило выбор и стало частью будущей профессии. В прошлой жизни, выполняя свои служебные обязанности с оружием в руках и периодически выступая в соревнованиях по стрельбе (все из нас являются победителями или призерами различных российских и международных турниров), мы старались использовать действительно высокие достижения спортсменов-стрелков в огневой подготовке сотрудников своих и дружественных подразделений. Были использованы как технологии спортивной подготовки, так и её методические приёмы, при этом мы старались не забыть про чёткую грань, где заканчиваются правила вида спорта, и начинаются правила суровой действительности.

Мы твёрдо уверены, что лучшим инструктором или тренером для стрелка является он сам. Именно поэтому роль инструктора заключается не в том, чтобы из ученика сделать «копию» себя или другого успешного стрелка, а в том, чтобы, используя свои знания и опыт, дать направление поиска, создать условия, в которых стрелок сам, естественным образом сформирует правильное двигательное действие, как реакцию на возникающие огневые задачи. Очевидно, что задачи у стрелков различны: добыть трофей на охоте – огневая задача для охотника, поразить мишень по правилам вида стрелкового спорта – огневая задача для спортсмена, уничтожить противника «огнём, штыком и прикладом» - огневая задача военнослужащего. Но всегда, не зависимо от задач и форм их реализации, критерием выполнения требований является не внешняя повторяемость, а внутреннее содержание и результат.

Подобная работа требует бОльшего погружения и вовлечённости инструктора в процесс обучения. Приходится сталкиваться с множеством трудностей: это и создание потребности в освоение материала у обучающегося, и поиск истинных ошибок у стрелка, и подбор наиболее эффективного методического приёма, и т.д. Однако первая проблема, с которой приходится сталкиваться практически каждому инструктору, это разночтения в терминологии и сути понимания процессов выстрела. Согласитесь, очень часто мы, давая одно и то же определение, вкладываем различный смысл или, объясняя процесс, ошибочно расставляем приоритеты. Более того, каждый обучающийся, пропустив информацию, полученную от инструктора, через свои фильтры восприятия, сделает свои индивидуальные выводы.

Данный цикл статей не будет изобиловать методическими приемами и конкретными советами. Но мы хотим предложить то, что считаем более важным, то с чего начинается эффективное обучение – единый «знаменатель» общения, иными словами, один язык и одно видение процессов производства выстрела. Сразу хотим успокоить: это не является плодом нашего «воспалённого» воображения. Мы лишь предлагаем обобщение разрозненного опыта многих поколений стрелков. Поэтому, если после прочтения наших статей у вас возникнет вопрос: «Не, ну это и так понятно, а делать то что?» - пожалуйста, прочитайте их ещё раз.

Стрельба из стрелкового оружия многогранна и как вид деятельности имеет не только прикладное, но также состязательное и развлекательное значение. При этом, можно точно сказать, что производство выстрела в цель сложный процесс, требующий максимального напряжения психофизических качеств стрелка и предъявляющий высокие технические требования к комплексу «оружие-патрон». Соответственно, будет меняться и подход к достижению результата в зависимости от условий стрельбы и преследуемых целей: за счет преимущества в технической составляющей оружия или улучшения мышечной координации, а также психологической устойчивости.

В нашей первой статье мы поговорим о производстве выстрела в разрезе двигательной активности. При этом предлагаем взглянуть на реализацию данной активности через призму стрелковых видов спорта. Почему именно спорт? Конечно, стрелковый спорт не закрывает весь спектр деятельности, связанной с производством выстрела, но в этом и есть для нас плюс. Спорт, как деятельность состязательная, провоцирует на реализацию всех возможностей человека и спортивных инструментов.

В бенчресте или других видах стрелкового спорта, где оружие удерживается за счет технических приспособлений, повышающих устойчивость, совершенствование идет в основном за счет улучшения «железа» в комплексе «оружие-стрелок-мишень». Двигательная активность стрелка сведена к минимуму, как говорят: «главное не помешать оружию стрелять». В то же время, например, в пулевой или практической стрельбе высокие требования к тонкой мышечной координации по управлению оружием, многообразие изготовок и приемов стрельбы. Роль «стрелка» в комплексе «оружие-стрелок-мишень» значительно повышается. Ради достижения победы спортсмен вынужден минимизировать или совсем исключить любую деятельность, отвлекающую его от конечного результата. При этом двигательная деятельность, выполняемая стрелком, доведена практически до совершенства. А это нам и нужно, если мы хотим поговорить о двигательной деятельности при производстве выстрела в «чистом» её виде.

Но, что интересно, независимо от того, стреляете ли вы по банкам из пневматики или боретесь за олимпийскую медаль, для того, чтобы произвести выстрел и попасть в цель, вам нужно управлять одними и теми же процессами. Их всего три:

НАВЕСТИ ОРУЖИЕ, ПРИЦЕЛИТЬСЯ, ПРОИЗВЕСТИ СПУСК.

Всё остальное определяется условиями стрельбы и лишь усложняет либо изменяет требования к этим процессам. Хотим сразу обратить внимание на определения, которыми будем ниже пользоваться: если по описательной части процессов прицеливания и обработки спуска противоречий как правило нет, то наведение часто отождествляют с удержанием. Наведение - процесс придания стволу стрелкового оружия определенного положения в пространстве для поражения цели за счет принятия изготовки (положения для стрельбы и хвата оружия) и управления изготовкой одним из способов. Управление изготовкой и является УДЕРЖАНИЕМ.

Наведение, прицеливание и обработка спуска являются основами производства выстрела. Они являются той базой, на которую мы будем надстраивать приёмы и способы ведения огня или, например, адаптировать изготовку. Именно с этих элементов производства выстрела необходимо начинать поиск наиболее эффективного способа устранения возникшей проблемы.

В чём же будет заключаться эффективность? Например, получая промахи при стрельбе из положения стоя, мы можем, увеличив время тренировок и количество выстрелов из этого положения, действительно поднять результат. Мы можем за счет объема натренировать наши мышцы дольше и лучше удерживать оружие, что позволит спокойнее обрабатывать спуск или тщательнее прицеливаться. Но самый ли это эффективный способ достижения результата? Как часто происходит, что мы тренируемся, но результат не соответствует затраченным усилиям? Чтобы дать ответ на эти вопросы, а в будущем иметь возможность вести поиск наиболее эффективного варианта устранения проблемы, давайте разберем взаимодействие элементов производства выстрела.

Мы определили, что этих элементов (или процессов) всего три, но можно ли из них выделить главный или наиболее требовательный по концентрации внимания процесс? Может есть элемент, ошибка в котором не приведет к фатальным потерям и наоборот, элемент, в котором малейшая некачественная работа критически скажется на результате?

Всеми двигательными действиями, от простейших до сложно координационных управляет центральная нервная система. Наша ЦНС устроена так, что мы не можем одинаково хорошо контролировать несколько процессов одновременно. Если спросить десять стрелков, какому элементу они уделяют повышенное внимание, считают самым важным, то единогласного ответа мы не услышим. Разногласия могут быть вызваны различными условиями стрельбы, на которые они проецируют этот вопрос, собственным стрелковым уровнем и опытом, а также недостаточностью овладения каким-либо элементом конкретным стрелком.

Представьте гипотетическое оружие, которое мы навели на гипотетическую цель с использованием станка. Если мы после этого отвернемся и перестанем контролировать прицельные приспособления, оружие из цели не уйдёт, так как надёжно удерживается станком. Более того, мы можем даже, не глядя в прицел, резко нажать на спусковой крючок, и оружие в момент выстрела не уйдёт из цели. Но если это будет не станок, а передний и задний упоры, то мы всё ещё сможем после прицеливания отвести взгляд, не допустив увод оружия из мишени, но уже не сможем позволить себе грубо обработать спусковой крючок, чтобы не сместить оружие в момент выстрела. В первом случае именно станок обеспечивает процесс наведения и удержания оружия в цели. И, в принципе, чем лучше мы способны удерживать оружие в цели, тем проще осуществлять прицеливание, и тем легче обрабатывать спуск (легче не в физическом смысле, а с точки зрения снижения влияния данного элемента на результат выстрела). Или наоборот, если мы хотим надежно удерживать оружие, управлять им, то необходимо пожертвовать концентрацией внимания на других процессах.

Но это в теории, а на практике сколько внимания надо уделять элементу и какому? И значит ли это что можно вообще не работать над спуском, а, например, тренировать только удержание? Конечно, это не так. Ответ таков: ввиду того, что процессы протекают не последовательно, но согласованно, процент внимания постоянно смещается между элементами за время выстрела, длящегося считанные секунды.

Если взять производство выстрела из самых распространённых положений, требующих работы по удержанию (за исключения стрельбы с использованием устойчивых упоров), то на рисунке 

WhatsApp Image 2020-06-29 at 10.27.26.jpeg

переключение концентрации внимания можно представить следующим образом: в самом начале мы будем больше всего уделять внимания информации от визуального анализатора, совмещая с грубой наводкой оружия на цель. Затем, по мере уменьшения колебаний в районе цели, начнёт возрастать концентрация на работе на спуске, а внимание на прицеливании может снижаться до пределов, необходимых только для контроля прицельных приспособлений на цели.

Мы уже напоминали, что человек не способен одинаково концентрироваться на нескольких видах деятельности или движениях. Пока мы осваиваем новое для нас двигательное действие, мы пытаемся прочувствовать его, уточняем технику, сверяя результаты своего движения или действия с результатом, который ожидаем получить, постепенно доводя до автоматизма. Именно для этого мы разучиваем его изолированно, чтобы ничто не отвлекало наше внимание от качественного выполнения, затем стараемся разученное двигательное действие довести до уровня устойчивого навыка, чтобы в дальнейшем высвободить внимание на новые или сложные процессы. Чем сложнее для человека деятельность, тем больше потребуется внимания, например, в процессе удержания и наведения оружия могут участвовать десятки мышц, это сложный процесс, в спуске – несоизмеримо меньше. Самое важное – это поверить, что такой важный элемент, как спуск может и должен происходить практически на уровне автоматизма. Есть положительный сигнал от визуального канала – палец давит, есть сигнал от проприорецепции, что оружие удерживается внутри цели, или мы его контролируемо заведём в цель – палец давит. Для такой работы потребуется большой объём внимания изолированной работе пальца на спуске во время тренировки.

Повторимся – такая работа соответствует практически любому выстрелу. Стреляем мы из винтовки с обычных сошек без заднего упора или производим первый выстрел с извлечением пистолета из кобуры – везде для качественного выстрела нам потребуется автоматизированная работа пальца, наведение оружия в широком смысле (принятие изготовки, контролируемый завод в цель или удержание в цели) и лишь контроль положения прицельных на цели для нажатия на спуск или своевременной остановки работы пальца. При этом внимание на наведении будет всегда преобладать, только в одном случае мы будем концентрироваться на тонкой мышечной работе для придания оружию неподвижности, а в другом случае на быстрой согласованной работе по извлечению и выведению оружия на линию прицеливания.

Так будет работать эта модель в идеальных условиях, а в жизни большую часть нашего внимания будет занимать обработка информации, поступающей извне: оценка ветра, голосовые команды, реакция на внешний раздражитель и т.д. Главное – сохранять пропорции распределения внимания между процессами производства выстрела и тонко чувствовать, когда внешняя информация отнимает больше внимания, чем необходимо на производство качественного выстрела в текущих условиях.

Рассмотрим для иллюстрации взаимодействия этих процессов следующий пример анализа неудачного выстрела:

WhatsApp Image 2020-06-29 at 10.27.26 (1).jpeg

В начальной фазе производства выстрела внимание сконцентрировано больше на прицеливании. Можно говорить о так называемой «грубой наводке», когда оружие находится не в цели. 

WhatsApp Image 2020-06-29 at 10.27.27.jpeg

По мере приближения оружия к цели или нахождения внутри нее, продолжается процесс уточнения прицеливания, и мозг, получив от визуального анализатора информацию, что оружие, например, уходит в сторону, повышает внимание на удержании и дает команду мышцам, которые возвращают оружие в центр мишени. При этом мы бываем настолько «увлечены» удержанием точно в «яблочке», что на работу пальца совсем не остается внимания.

WhatsApp Image 2020-06-29 at 10.27.27 (1).jpeg

Наконец, когда наведение и оценка визуального канала достигли максимума, иначе говоря все 100 процентов нашего внимания заняты, необходимо нажимать. Вот тут и начинаются предпосылки неудачного выстрела: нажимать надо, а всё внимание занято наведением и прицеливанием, если работа пальца не была запущена заблаговременно, нам надо «оторвать» внимание от удержания или прицеливания. И чаще всего это может происходить по следующей схеме: визуальный контроль остается неизменным, как наиболее «исторически» важный для нас источник получения информации, а контроль за мышцами проседает. Оружие вследствие воздействия силы тяжести и потери мышечного контроля резко в самый последний момент уходит из цели и зачастую без отметки стрелком.

И это лишь одна из причин неудачного выстрела при хорошем наведении, качественном прицеливании и, казалось бы, своевременной обработке спуска. Нередко мы отмечаем не только, как мышцы расслабились в момент выстрела, но и наоборот, давая команду пальцу нажимать, мы параллельно запускаем еще несколько мышц, не участвующих ранее в наведении.

В рамках этой статьи мы не сможем полноценно раскрыть методику тренировки, как строить тренировочный процесс для недопущения подобных промахов. Для начала наша задача помочь внимательному читателю понять процессы и их взаимное влияние.

Давайте вернемся к вопросу, можно ли только за счет объема повысить качество стрельбы? Первое, что необходимо сделать, это провести анализ того, что является истинной причиной неудачного выстрела. Если вы регулярно промахиваетесь, но при этом колебания оружия не выходят за габариты цели, то, боюсь, вам придётся принципиально улучшать устойчивость оружия и без того, как оказывается, не выходящую из цели. Здесь проблема не в наведении, а, скорее всего, в обработке спуска, который забирает концентрацию от наведения в момент выстрела. Совершенно иной вывод можно сделать, если у вас колебания оружия выходят за габарит цели. Тут два варианта: либо за счет тренированности мышц, изготовки или использования технических средств улучшаем устойчивость системы «стрелок-оружие», либо тренируем согласованность работы пальца и колебаний оружия (прохождения через цель), а это совершенно иной способ удержания и совершенно другая тренировка.

Таким образом, стрелок первым делом должен стремиться понять, какой из трех элементов не доведен до достаточного уровня и не позволяет достичь результата. При каких условиях начинает проседать элемент: при стрессе, при определённом стрелковом приёме, конкретной изготовке, под физической нагрузкой и т.д. Ответив на эти два вопроса, мы сильно упростим себе поиск способов и методик тренировки.

Какой бы сложной и многообразной стрельба не была, все крутится вокруг всего трех согласованных процессов. Именно понимание особенностей построения, взаимосвязь, влияние и доля этих процессов в результате выстрела позволит быстро диагностировать проблему и найти наиболее эффективный способ ее устранения. Они, являясь важнейшими элементами производства выстрела, напрямую влияют на результат выстрела, все остальное – надетая на вас экипировка, настроенное под ваши анатомические особенности оружие, условия освещённости или стресс оказывают лишь косвенное влияние на ваш результат в цели. Помните об этом, и выражение «стреляет не оружие, стреляет человек» для вас приобретет не только новый смысл, а станет руководством к действию.

  Отправить в Telegram
  Отправить в Whatsapp
  Отправить в Viber
Комментарии