видео

История одного поиска: Любовь Ястребова

16 марта 2015 года в Клинском районе Московской области пропала Любовь Николаевна Ястребова.

Ее сын Андрей вспоминает: «Мне позвонил отец и сообщил, что мама вышла погулять около дома с собакой и не вернулась. Он вышел на улицу, не нашел ее, обошел деревню, где находится дом, и не смог найти. После этого я приехал, и мы вместе начали поиски мамы. Мы сами начали искать. Параллельно позвонили в дежурную службу ОВД Клинского района и, собственно, начали искать. Мы тогда еще не знали, что существует поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». Вообще не знали, что делать.  На следующий день утром я приехал писать заявление в ОВД, так как наши поиски успехом не закончились. Подал заявление, ожидал реакции от полиции, но, к сожалению, никаких оперативных действий, никакой реакции не было. И впоследствии мы узнали, что в тот самый первый день, когда мы начали искать, даже не был зарегистрирован наш звонок. Где-то на третий день я узнал, мне сообщили, что есть кто-то, кто, возможно, может помочь. Я нашел сайт («Лиза Алерт») и на сайте заполнил форму. Мне перезвонили, задали вопросы, и где-то на следующий день вечером к нам приехали ребята из отряда, координатор поиска и начали принимать участие». 

Координатор «Лиза Алерт» Анастасия Волкова, которая принимала участие в поиске рассказывает: «Когда к нам «упала» заявка, по срокам, по нашим алгоритмам по сути дела это был инфопоиск, то есть поиск, по которому мы создаем тему, прозваниваем больницы, какие-то автономные задачи вывешиваем - вот основная деятельность, которую мы делаем по таким заявкам, с таким сроком пропажи. Но как-то так получилось, что меня зацепила эта история, и я решила, что туда нужно поехать. Плюс, наверное, сыграло большую роль то, что заявители очень заинтересованы в этом, они действительно делают все, что в их силах, пытаются ее найти. Они нам по факту показывали, как она ходила, где она гуляла, где она жила, рассказали нам про первые свидетельства. Почему было потеряно время: они думали, что она пошла в Клин, но как оказалось, она пошла в сторону Москвы».

Андрей Ястребов рассказывает как проходили поиски: «Привезли нам пачку ориентировок для того чтобы мы их расклеили. Заняли осмотром территории, опросом очевидцев, которых мы нашли впоследствии. Собак привезли, которые тоже осматривали территорию. И дальше мы уже искали вместе с отрядом. Фактически больше никто и не принимал участия активного в поиске».

В первые дни удалось получить много различных наводок, рассказывает Анастасия: «Появились новые свидетельства, находились люди, которые ее видели. Но это долгий период - в течение нескольких дней. Но это были достоверные свидетельства, люди описывали ее, говорили, что да, она с собакой. Кто-то даже сказал, что слышал, что она назвала собаку Фишкой, то есть это для нас являлось фактом, что это действительно она, потому что человек не мог сам придумать кличку собаки».

Ключевым моментом стало обнаружение записи с камеры наблюдения с автозаправки, мимо которой проходила Любовь Николаевна. Анастасия вспоминает: «Мы получили записи камер видеонаблюдения с заправки и убедились, что она действительно пошла в сторону области. Мы начали отрабатывать и лесную зону ближайшую, и ближайшие магазины, заправки, которые идут по Ленинградке, какие-то кафешки. В итоге муж находит свидетельство, что бабушка через несколько часов после пропажи заходила в кафе и она там стояла часов пять, по словам сотрудников. Но, к сожалению, не получилось помочь ей – не получилось, потому что она не разговаривала. Это такая особенность болезни. Бабушка, к сожалению, ушла. Мы развезли ориентировки во все районные больницы, во все морги - Клинского, Солнечногорского, Красногорского – во все-все ближайшие районы мы лично развезли ориентировки, лично всех расспросили, лично всем объяснили, что, возможно, человек не так назывался, возможно, девичьей фамилией. Но никаких следов уже не было найдено».

Тело пропавшей удалось обнаружить лишь спустя несколько месяцев. Сын Любови Николаевной после поисков матери вступил в «Лиза Алерт» и теперь активно принимает участие в поисках. Он объясняет это так: «Когда пропадает человек, если это происходит не далеко от тебя, где-то в твоем городе - это достаточный повод для того чтобы отложить какие-то дела не слишком срочные и постараться помочь кто как может. Кто-то полчаса, кто-то час, кто-то три часа. Это не вопрос планирования или возможности выгорания в будущем. Это вопрос того, насколько человек неравнодушен и насколько он хочет, чтобы проблема пропавших людей не была такой большой проблемой».