видео

История одного поиска: Дмитрий Баклыков

«Несчастье произошло в нашей семье 24 октября 2015 года - рассказывает Наталья Баклыкова - мой муж Дмитрий не вернулся домой. Он отправился со своими сотрудниками отмечать день таможенника Российской Федерации, это их профессиональный праздник. Я отлично знала, что в этот день они гуляют и отдыхают. Это затягивается достаточно надолго, и обычно он приходил достаточно поздно. В 5 или 6 утра»

Дмитрий Баклыков с сыном

 

«Когда на следующий день я открыла утром глаза, то поняла, что дома мужа нету. Я начала обзванивать знакомых, думала, что он остался у своего брата или друзей. Но его нигде не было. Чуть позже я пошла в отделение полиции, написала заявление, заявление у меня не принимали. Меня всячески запугивали. Говорили, что он не может исчезнуть, он где-то у любовницы, он загулял».

Наталья Баклыкова

 

Юлия Свириденкова, знакомая Натальи и волонтер «Лиза Алерт» вспоминает «Наталья разместила пост «Вконтакте» о пропаже Баклыкова Дмитрия. Моя первая реакция была: «Наташ, что такое? Однофамилец?» Она сказала: «Нет, пропал мой муж». Вот так я об этом узнала».

Юлия Свириденкова

 

«Юля одна из первых узнала, что произошло, и не смогла остаться безучастной. - Говорит Наталья - Всячески помогала, бегала, клеила ориентировки. Участвовала во всех поисках, где только можно. Безумное количество времени проводила именно в поиске. Я по совету знакомого обратилась к «Лиза Алерт» и они тоже присоединились к поискам. Кто-то обзванивал больницы, кто-то носился по моргам, кто-то выезжал на поисковые мероприятия. Рядом с местом, где пропал мой муж – в районе метро Преображенская площадь – есть огромная лесополоса, Лосиный остров. Мы предполагали, что если что-то могло произойти, то именно там. Мы прочесывали огромное количество этого леса осеннего. Кругом желтые листья, безумно холодно. Мы лазали ночью с фонарями. Масса всего была.

Те люди, которые в отряде уже давно, говорили, что в таком количестве здорового мужчину никогда никто не искал. Это был нереальный поиск, гигантский. Так ищут детей. Безумное количество волонтеров «Лиза Алерт», безумное количество друзей, безумное количество не безразличных к нашей беде людей, которые знать нас не знали и понятия не имели, кто такой Дима Баклыков»

Юлия вспоминает процесс поисков: «Мы расклеивали ориентировки в месте пропажи, в местах, где он мог находиться. Мы прочесывали лесную местность как могли на тот момент. У нас был инфорг, который нам давал задачи, подсказывал, что лучше делать, что второстепенно, что первоначально. И соответственно, когда мы прочесывали леса, она примерно рассказывала, как это делать, и своими силами друзья, знакомые, родственники уже осматривали местность. Мы прочесывали лес возле железнодорожной станции, там рядом была психбольница, было уже вечернее время, когда встречали людей, спрашивали, не замечали ли мужчину, описывали. Они говорят, да здесь вообще много раз находили трупы… Тогда я уже начала понимать, что это не единичный случай, это часто случается и все не так прекрасно в жизни, как я раньше думала».

Дмитрия Баклыкова искали больше года. Его тело обнаружили 18 ноября 2016 года в том же квадрате, где он пропал. По словам супруги, следствие до сих пор точно не знает, что именно произошло. По данным судмедэкспертизы на теле Дмитрия обнаружены три ножевых ранения и следы удушения.

После того, как поиски Дмитрия Баклыкова завершились, Юлия Свириденкова решила вступить в «Лиза Алерт». Свое решение она объясняет просто: «Я там нужна. Я могу помочь людям, это в моих силах сделать. Если не мы, то кто?»

Наталья Баклыкова и Юлия Свириденкова

 

Наталья Баклыкова благодарна людям которые приняли участие в поиске: «В моей жизни появилось большое количество людей, которые помогают мне идти дальше. Та же самая Света Попова, координатор, теперь уже родная и близкая. Мы всегда рады видеть друг друга. Та же самая Юля. Мы стали действительно близкими, и я благодарна за это. Я всегда знаю, что если какая-то ситуация возникнет, я могу обращаться к ним и мне никто никогда не откажет. С поисками я поняла, что есть большое количество людей, которые совершенно безвозмездно придут на помощь. Раньше я думала, что все бегают и всем есть дело только до себя. Я поняла, что это не так».