видео

История спасения: Елена и Владимир Сенькины

Пожилая пара без еды и воды почти сутки не могла выбраться из леса под Серпуховым в разгар грибного сезона. На помощь им отправился волонтер «Лизы Алерт» в одиночку

Лес в Серпуховском районе Московской области занимает более 45 000 Га. Осенью 2016 года в нем заблудились Елена и Владимир Сенькины. Их поиски заняли почти сутки.

Елена рассказывает: «Это было 25 сентября, мы встали утром рано и пошли за грибами. Мы очень любим опята. Не муж, я люблю. Мы приехали в Мартьяново, но там опят не было, только срезы. И мы там встретили еще двух женщин, они сказали, что в Погорях опят очень много. Мы сели в машину и дружно поехали туда. У нас там как раз подруга живет, мы приехали к ней. Она говорит «Лен, опят уже все обтаскались!».

«Беда в том, что мы вошли не в своем месте. Мы ходим в эти Погори уже 19 лет, а сейчас вошли не в своем месте, с другой стороны вошли,  - вспоминает Елена. Вы знаете, опята сразу не попадались. А потом начали попадаться и так здорово пошли, что мы и не заметили, как заблудились сначала. Лес он одинаковый везде, те же березы, та же осина, та же трава зеленая…»

Тревогу забила дочь Елены, она связалась с матерью и поняла, что они уже около 5 часов блуждают по лесу и не понимают, где находятся.

Дочь Елены с мужем

 

Елена вспоминает: «Дочка начала звонить в МЧС. Сказали, наш городской не принял эту заявку, звоните в районную. С районной мне звонят: «В каком лесу вы находитесь?» В Погорях. «Где? В каком месте?». Как я могу объяснить людям, в каком месте я? В лесу! Все!».

Олег Леонов, волонтер «Лизы Алерт», который отправился на помощь Сенькиным

 

На этом этапе дочь смогла связаться с «Лизой Алерт». На заявку откликнулся волонтер Олег Леонов, он вспоминает: «Поступил звонок о том, что потерялись в лесу Елена и с ней еще несколько человек, сколько - мы не знали на тот момент. И я занялся этим звонком. Это лес в серпуховском районе, где находится Приокско-Террасный заповедник. Там очень большой лесной массив. И он достаточно глухой. Там можно ходить долго. Это был конец сентября шестнадцатого года. Время, когда очень много поисков, когда у нас падало по несколько десятков заявок за день. Народу на каждый поиск не хватало. Поэтому я принял решение ехать туда один. И доставать их из леса в одиночку».

Ситуация ухудшалась из-за того, что у Елены онкология 4 стадии. Она рассказывает: «Я иду и думаю: «хоть бы лужа какая побольше попалась бы, я бы напилась». Муж уже видит, что мне плохо… Я не скрываю, что у меня онкология 4 стадии, у меня уже ноги не идут. Он у меня корзину уже взял и ведро у него. Очень тяжело, но мы шли. Мы шли. Начало темнеть и стало очень страшно. Там очень много зверья в этом лесу. Очень много! Там и волки, и лисы, и кабаны, кого только нет. За несколько дней до нашего похода в лес участковый рассказывал мне, что в лесу нашли тело человека, которого почти полностью съели животные, его удалось опознать только по удостоверению, найденному в кармане. Мне стало очень страшно, я чувствовала, что звери рядом. Я говорю: «Володя, волки… Волки чуют много мяса сидит, ждет их». Меня трясти начало. Я кричала, вы знаете, как я кричала «помогите, спасите». Но это все было бесполезно, нас никто не слышал, нас никто не видел». 

Этот момент Елена помнит особенно хорошо, ведь она уже попрощалась с жизнью: «Больше всего я боялась что больше никого не увижу. Было радостно то, что с мужем погибаю вместе… Обидно было то, что никого больше не увижу. Ни внуков, ни внучек, ни детей своих».

Олег прибыл на место около 22 часов, ему удалось обнаружить машину, на которой Сенькины приехали к лесу. Он решил не медлить: «Я попросил людей разжечь костер, - большой, пионерский. На этом этапе мне удалось привлечь авиацию и появилась возможность локализировать потерявшихся с воздуха».

Связь в чаще была очень плохая, но Олегу удалось дозвониться до потерявшихся. Только после этого Елена поверила, что еще может спастись. Она рассказывает: «Олежка сказал, чтоб мы развели костер и ждали. Оказалось, что нас будет искать вертолет. Женщины, которые были с нами воодушевились, они подумали, что нас прямо на вертолете и эвакуируют, но я понимала, что в глухом лесу это просто невозможно. Мы развели костер, он горел шикарно. И когда я увидела вертолет, у меня реакция - я поднимаю палку с земли и кричу «сыночек не улетай, сынок, милый, не улетай». 

Олегу передали координаты с вертолета, к этому моменту он уже встретился с дочерью Елены и ее супругом. Вместе им достаточно быстро удалось обнаружить пропавших людей.

Фото сделано Олегом сразу после спасения

 

Олег хорошо запомнил состояние, в котором он нашел Елену, Владимира и двух сопровождавших их женщин. Они действительно уже простились с жизнью и его появление восприняли, как чудо: «Они говорили «Уау, наконец-то! Мы уже и не надеялись, что нас найдут, нас тут чуть не съели».

На момент обнаружения Елена была уже в критическом состоянии: «Когда подбежал к нам Олежка, я обрадовалась, я в него вцепилась. А рядом стоит зять, я от радости, от того, что увидела человека, зятя не увидела. А он у меня корзину-то хватает, он знает, что я не могу уже идти, я падаю. Я спрашиваю: «Как вас зовут?» Он говорит «Олег», а я ему: «Олег. Воды!» У меня уже все в горле пересохло. Он отвел меня к своей машине и дал немного воды. Сказал, что много пить нельзя. Женщины, которые были с нами развеселились и говорили, когда доберутся до дома, хлопнут водки».

Несмотря на то состояние, в котором находились Елена и Владимир, корзинки полные грибов они не бросили. Олег рассказывает, что даже уже отчаявшиеся заблудившиеся грибники всегда несут собранное до последнего.

После спасения, Елена обещала своему спасителю, что отблагодарит его на всю страну: «Этому Олежка я благодарна по гроб жизни. Он же все бросил, - семью, детей, работу и побежал, действительно побежал нас спасать. Не отмахнулся, не сказал: «Да и пускай помирают старики, сами виноваты». Он нас довез до дома, а сам поехал спасать каких-то других людей. Все-таки в нашем мире есть еще добрые люди».