НОВОСТИ

«Сквозь прицел» с Иваном Черезовым. Как стреляли на первом этапе Кубка мира

Трёхкратный чемпион мира, руководитель спортивных проектов концерна «Калашников» Иван Черезов в персональной рубрике «Сквозь прицел» считает, что рано делать однозначные выводы о стрелковой подготовке сборной России по первому этапу Кубка мира, который завершился в Эстерсунде. Но хорошего в девяти десятках промахов 13 российских спортсменов в проведённых гонках тоже мало.

— Как вы оцените общий стрелковый результат в Эстерсунде? 
— У нас два спортсмена в двух гонках сумели обойтись без промахов: Виктория Сливко в спринте и Антон Бабиков в «индивидуалке». Сливко всегда отличалась качественной стрельбой и на первом этапе это в очередной раз доказала. Бабиков за последний год сильно прибавил в стрельбе, и это радует. 

— Как же тогда объяснить пять его промахов в пасьюте? 
— Для этого нужно опять вспомнить «индивидуалку». На самой длинной дистанции многие ребята и девочки стреляли очень здорово. Если вспомнить историю, в Эстерсунде не так много случаев, когда спортсмены проходили гонки, особенно с четырьмя рубежами, без промахов. Там же сложная роза ветров, и, насколько я могу судить, во время индивидуальных гонок было затишье, а вот в пасьюте были бесконечные порывы. Так что говорить о том, что стрельба у Антона развалилась, я бы не стал.

— Многочисленные промахи Дарьи Виролайнен и Евгения Гараничева тоже можно объяснить ветром? У них в проведённых гонках 20 процентов выстрелов ушли в молоко. 
— По Евгению что сказать… Он заключительный сбор провёл в Тюмени, приехал в Эстерсунд под самые старты. Возможно, просто адаптироваться не успел. А Даша, наверное, переволновалась. Волнение на первом этапе – обычное дело, а в Эстерсунде ещё и трасса очень сложная. Я по себе сужу – редко мне там удавалось обойтись без промахов, крайне тяжело гонки давались. Большое количество промахов в целом в нашей команде объясняю только волнением. Это не оправдание ни в коем случае – другие команды справляются же. И нельзя не отметить, что от нашей сборной всегда ждут только высоких результатов… 

— Обратная сторона популярности биатлона? 
— Именно. Все смотрят, все требуют только призовых мест, и все без исключения разбираются в биатлоне! Знают все нюансы. Кто-то может с первых гонок побеждать, кто-то нет. 

— Дмитрий Васильев отмечал перед первым этапом, что обращать слишком серьёзное внимание на лыжный ход не нужно, это можно наработать. А вот стрельба – это показатель подготовки к сезону. Вы с этим согласны? 
— В целом да. Опять же, сужу по себе. Если ты с самого начала показываешь стабильную стрельбу, у тебя внутри появляется уверенность, что от гонки к гонке скорость будет увеличиваться, а стрельба у тебя уже поставлена.

— Огромное количество промахов – повод тренерскому штабу напрячься? 
— Сложная трасса, непредсказуемый ветер, первый этап сезона – это всё влияет. Давайте дождёмся этапа в Хохфильцене. В Австрии стрельба у многих улучшается. И рельеф у трассы более удобный, и организм у спортсменов адаптируется к новому режиму. Так что второй этап в плане стрельбы будет более показательным. Голову пеплом пока посыпать не стоит. Вспомните прошлый сезон, когда Бабиков и Цветков в Эстерсунде обыграли Фуркада. И стрельба была классной, и ход неплохой. Но закончился сезон не так радужно. 

— То есть поводов для волнения нет? 
— Для тренеров это повод для очень детального анализа и корректировки, если необходимо. А вот болельщикам волноваться не нужно. Олимпийский сезон-2009/10 мы тоже начали не блестяще, а спринт в плане стрельбы вообще провалили. Но уже со второго этапа всё наладилось. Давайте не будем давать оценки по Эстерсунду в отрыве от того, что будет происходить в дальнейшем.

— На спринте ветер на рубеже постоянно дул спортсменам в спину. Насколько это серьёзная помеха? 
— Здесь же идёт корректировка в плане кучности стрельбы – она немножко уходит вверх. Но на пристрелке это всё быстро решается, тебя пристреливают по центру мишени. А плюс в том, что тебя не шатает, как при боковом ветре, когда постоянно приходится бороться с «парусностью» и стрелять с «выносом» или поправками.

— Вы следили за стрельбой Светланы Мироновой? У неё есть ход, но нет стрельбы. Это случай Ларса Бергера, когда просто не дано от природы? 
— По сравнению с тюменским чемпионатом России она, конечно, слишком много промахов допустила. Но я бы не стал так категорично приравнивать её к Бергеру. Многое зависит от самого спортсмена – насколько он почувствует своё внутреннее состояние, насколько сумеет справиться с собой. Ей нужно научиться контролировать себя в сложных условиях, тогда всё наладится.

— У женщин две гонки выиграла немка Денизе Херрман, призёр Сочи-2014 в лыжных гонках. Почему она смогла научиться стрелять за пару лет, а наши девушки и за 10 лет не могут? 
— Во-первых, у немок есть и обратный пример – Мириам Гёсснер, которая стрелять так и не научилась. Во-вторых, давайте посмотрим на Херрман по ходу сезона. Поверьте, когда ты знаешь, что способен стрелять, повторить это намного сложнее. Если будет так стрелять и дальше, молодец. Знаете, есть такое понятие – предрасположенность к стрельбе. Либо человек всё чувствует и понимает, что именно надо делать, либо не дано. Ну и тренировочный процесс, конечно, – как он строится.

— Последние несколько сезонов повторяется одно и то же. Антона Шипулина один выстрел отделяет от победы или призового места, и он не может попасть. Это излечимо? 
— Если говорить конкретно про пасьют в Эстерсунде, то промах на последнем рубеже у Шипулина был не последним выстрелом. И там промахнулись практически все, кроме Фуркада, который мог позволять себе выцеливать и был зол после двух предыдущих гонок. Возможно, когда стрелял Антон, ветер был сильнее или изменил направление. Я уверен, что в решающих гонках у Шипулина всё сложится, как надо.

— Его увлечение стендовой стрельбой может повредить классической стрельбе в биатлоне? 
— Он за полгода раза три пострелял, это не настолько серьёзно, чтобы обращать на такое внимание. Никакого вреда это точно не принесёт. В моей карьере был момент, когда я занимался практической стрельбой из пистолета. Классный, динамичный вид стрельбы. И то, что я вынес из этих занятий, мне помогло и в биатлоне.

— Один из тренеров женской сборной России сказал, что девушки отказываются делать холостой тренаж на СКАТЕ, и у них ухудшается устойчивость при стрельбе. Насколько часто это делали вы и какую пользу это приносило? 
— В 1998 году я попал в молодёжную команду, и на меня мало кто рассчитывал в плане результатов на юниорских чемпионатах мира и Европы. Но я очень много тренажил – с утра 5-10 минут, после второй тренировки минут 20, а затем вечером. Наверное, по часу в день точно выходило. В концовке сезона я стал лучшим среди наших юниоров. Когда перешёл на взрослый уровень, тоже много тренажил.

Когда ты работаешь вхолостую, то делаешь это по двум направлениям: отрабатываешь манипуляцию, изготовку, оттачиваешь все движения, и когда ты просто статически стоишь и держишь винтовку. Такую работу сложно выдерживать по часу в день, но делать надо обязательно. Пусть будет 30-40 минут в день хотя бы. Ты должен быть полностью в это погружён, а со временем балдеть от такой тяжёлой и нудной работы будешь. 

Если ты в этом найдёшь кайф, то в стрельбе становишься уверенным и понимаешь, что придёшь на рубеж и всё закроешь. На мой взгляд, это важнейший элемент подготовки. 

Наш знаменитый тренер Александр Андреевич Голев всегда говорил: «Ребята, вы на лыжах катаетесь по три-четыре часа в день, так почему вы стрелять должны меньше?»

Автор - Антон Шитихин
Оригинал - Championat.com
0 Комментариев

Следующая страница