Андрей Крючков: «Я не пытался топором отрубить все, что Шипулин и Волков до меня нарабатывали»

Тренер российских биатлонистов Алексея Волкова и Антона Шипулина Андрей Крючков в беседе с Иваном Черезовым рассказал о том, как он начинал работать со спортсменами: «Вопрос вообще не стоял брать его или не брать. Я ни разу не говорил, что Антона Шипулина до этого тренировали неправильно, сейчас я приду и покажу как надо тренировать и покажу какие могут быть результаты. в той ситуации, когда Николая Лопухова отстранили от руководства командой, было такое трансферное окно спортсменов. Надо было определяться. Антон и Леша сами приняли решение, что хотят индивидуальную подготовку. До этого они меня не знали.

Они пришли к Александру Кравцов, у нас команда же не песочница, в которой хочу-не хочу, уйду-приду. Хочешь на самоподготовку - бери свои деньги, плати сам за себя и тренируйся. Если ты хочешь работать по индивидуальному плану, но при этом чтоб тебя финансировало государство - это другой подход. Он пришел к Кравцову обсудить возможен ли такой подход. Кравцов вызвал меня и сказал: «Вот люди хотели бы тренироваться по индивидуальному плану, нужно обеспечить им методическое сопровождение». Никто меня тренером Шипулина или Волкова не делал. Поступило указание руководства. И я тогда спросил - планы-то кто будет писать. А спортсмены сказали, Что они настолько опытные, у нас есть дневники, мы сами напишем. Но вот кто обеспечит коррекцию, расскажет о рисках и какие могут быть рекомендации. Мы первое с чего начали - Антон написал план. Я сказал «Да, план хороший, но есть таки и такие риски». Один сбор отработали. Я говорю: «вы хотите Олимпийские игры, есть стратегия четырехлетнего планирования, с нее надо начинать. Не надо тренироваться микроциклами, это глупость. Сначала надо концептуально понять, как мы будем идти 4 года». Я им разработал всю концепцию на 4 года, потом спустились на годовые планы, потом на учебно-тренировочные. И только потом на микроциклы. И все это шло под их контролем, потому что я их никогда не тренировал до этого. И их реакцию на нагрузку я не знал. Но самое главное, что у меня было - это отклик их. Они эти планы выполняли, почти каждый день работали по скайпу, рассказывали как изменилось самочувствие. Шла постоянная коррекция.

Я не пытался топором отрубить все, что они раньше нарабатывали. Я сразу сказал: «Ребят, у вас есть проблема техническая, передвижение на лыжах, это можно поправить. В функцию надо лезть очень аккуратно. Давайте опираться на ваши собственные ощущения».

0 Комментариев